Tuesday, November 22, 2016

Моби: Специализация – для насекомых/ Specialization is For Insects

Отрывки; источник (май 2011 года)

Моби: Вообще-то я фотографирую столько, сколько занимаюсь музыкой.

Когда мне было лет 9, мой дядя дал мне первую фотокамеру, Nikon F. Он (Joseph Kugielsky) был профессиональным фотографом, и мне казалось, что это – самая гламурная работа на свете. Помню, получив от него фотоаппарат Nikon F, я чувствовал, что меня одарили боги.

На фото: Берлин. Для меня есть что-то успокаивающее в облике офисных зданий в 4 часа утра, – когда горит свет, чтобы могли работать уборщики.

Фотографии, собранные в книге Destroyed, сделаны во время гастрольных поездок (а песни для одноименного альбома написаны тогда же, в странноватых гостиничных номерах). Мне хотелось сделать сборник снимков с гастрольных туров, потому что гастроли – это нечто странное. Многие люди думают, будто гастрольные поездки – нечто неизменно гламурное, но на самом деле это – нечто неизменно странное и ставящее в тупик.

Чикаго. Страдая бессонницей, я имею возможность наблюдать множество городов ночью, когда все спят, но свет горит. Мне нравится, как выглядит пустой и ярко освещенный город в 3 часа утра.

Я не жалуюсь, но все эти туры по сути своей чуднЫе. Странность состоит в:

• непрерывной кочевой повседневности,

• безымянных и безликих пространствах (кулисы, аэропорты, гостиницы),

• полной изоляции (гостиничные номера), перемежающейся с полным погружением в море людей (концерт),

• беспрерывном пребывании в искусственных пространствах, созданных другими людьми.

Париж. Еще раз – мне симпатичны фотовозможности, предлагаемые зданиями, освещенными в четыре часа утра для работы там уборщиков. А еще старые бетонные стены красиво подсвечены лампами дневного света.

Я надеюсь, что мои снимки передают мирской, приземленный характер гастрольных турне, перебивку противоположных моментов.

Вот ты в полном одиночестве сидишь в пустом аэропорту; через минуту – летишь над самым прекрасным пейзажем планеты; вот ты стоишь один за кулисами – через минуту ты на сцене, перед 75 тысячами людей. Именно эти контрасты и странности я хотел передать на этих своих фотографиях. Гастрольные турне – непрерывное раскачивание от полной пустоты до абсурдной полноты, тесноты; от полной безжизненности – до полного изобилия.

На фото: Вена. С одной стороны, меня приводят в замешательство все эти квази-пустые местные аэропорты. Но в то же время мне они кажутся необычно красивыми и умиротворяющими. Будто всё кончилось – и так и останется навечно.

* * *
«Мы должны учиться выстраивать самооценку на основании по-настоящему важных, значимых вещей — творчество, семья, друзья, здоровье, а не на мнении и оценках каких-то неизвестных людей». - Моби

Моби: Я начал фотографировать лет в 10, когда мой дядя, Джозеф Кугельский (Joseph Kugielsky), фотограф в изданиях New York Times и National Geographic, подарил мне мой первый фотоаппарат — Nikon F. В колледже я провел немало времени в затемненной комнате, проявляя пленку, но потом главное место в моей жизни заняла музыка.

Года четыре назад, примерно в 2010-м, я снова начал фотографировать – это было во время длительного турне с моим новым альбомом. Я старался следовать руководящему этоcу [ethos, характер, преобладающая черта, дух – Е.К.] моего дяди-фотографа: фиксируй то, что замечаешь ты – и чего не видят другие.

Для меня гастрольные турне, с их совершенно противоположными ситуациями (сейчас ты находишься перед громадной толпой, а через какое-то время – сидишь в полном одиночестве в аэропорту или в безликом номере гостиницы), — всегда были странным жизненным опытом, и мне нравилось запечатлевать такие моменты на пленку.

Занимаясь музыкой, я люблю работать в одиночку, но создавая что-то визуальное, мне нравится вовлекать в процесс моих друзей, люблю этот общинный аспект. Делая фотоснимки, я вынужден соприкасаться с физическим, материальным миром, – тогда как в музыке ты просто управляешь молекулами воздуха.

Даже после того, как за четыре года у меня накопилось немало фотоснимков, я сомневался, стóит ли показывать их кому-то. Сейчас цифровая фотография – в таком изобилии, каждый, кого я знаю – фотограф. Я чувствовал себя дилетантом. Я показал мои снимки друзьям-художникам (Уилл Коттон/Will Cotton, Дамиан Лоеб/Damian Loeb, Том Сакс/Tom Sachs). Их реакция была благосклонной, но я все равно нервничал по поводу показа моих фотографий.

Мне запомнилась цитата из книги американского писателя-фантаста Роберта Хайнлайна (Robert A. Heinlein, 1907-1988):

«Человек должен уметь поменять подгузник, спланировать вторжение, забить борова, вести корабль, спроектировать здание, написать сонет, составить балансовый отчет, возвести стену, утешить умирающего, выполнять распоряжения, давать распоряжения, взаимодействовать, действовать в одиночку, решать уравнения, проанализировать возникшую проблему, грузить навоз, программировать компьютер, говорить вкусную еду, эффектно драться, красиво умирать. Специализация – для насекомых».

[“A human being should be able to change a diaper, plan an invasion, butcher a hog, con a ship, design a building, write a sonnet, balance accounts, build a wall, set a bone, comfort the dying, take orders, give orders, cooperate, act alone, solve equations, analyze a new problem, pitch manure, program a computer, cook a tasty meal, fight efficiently, die gallantly. Specialization is for insects.”]

Я уяснил для себя из этой цитаты следующее: чтобы жить по-настоящему творчески, необходимо экспериментировать во всевозможных областях. Это сложно, поскольку в таком случае всегда рискуешь выставить себя дилетантом. Но я решил: лучше попытаться, даже рискуя потерпеть крах.

Моё изначальное нежелание демонстрировать собственные фотоснимки подпитывалось, видимо, страхом, что меня будут критиковать. Но мы живем в таком мире, где каждый, чья работа становится достоянием публики, неизбежно подвергнется критике. Серьёзно – нельзя принимать критику слишком близко к сердцу, потому что много злобного и язвительного написано об очень многих! Печально, когда люди занимаются саморедактированием или сдерживают свои творческие порывы из страха, что какая-то мелкая душонка может написать о них разные пакости. Мы должны учиться выстраивать самооценку на основании по-настоящему важных, значимых вещей — творчество, семья, друзья, здоровье, а не на мнении и оценках каких-то неизвестных людей.

Существует какое-то смирение, униженность – в том, чтобы создавать нечто новое и подвергаться риску публичного осмеяния. Однако мне кажется, у меня довольно высокий порог чувствительности, когда речь идет о стыде и унижении.
Ну, правда, задайтесь вопросом: что самое худшее может произойти? В худшем случае кому-то не понравится созданное вами. У вас все равно останутся друзья, семья, здоровье и свобода. Так отчего не попробовать что-то новое? Даже наихудший вариант – не так уж плох.


Отрывки; источник; 2014

Перевод с английского – Елена Кузьмина © http://elenakuzmina.blogspot.com/

Все фотографии - Моби; источник

No comments:

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...