Thursday, April 28, 2016

Люди Нью-Йорка/ HONY, part 3

январь 2014
Фрэнк Уоррен (Frank Warren), автор проекта Post Secret:

– После того, как мой лучший друг покончил с собой, я целый год проработал оператором горячей линии по предотвращению самоубийств. Я работал с полуночи до 4-х утра.
– А почему он покончил с собой?
– Думаю, что, как и большинство людей, кончающих самоубийством, он чувствовал себя очень одиноким. Он тогда только вернулся из колледжа, жил с родителями, и это было ужасное место. Я чувствую неизбывную вину за последние сказанные ему слова. Я навестил его в родительском доме, а когда уходил, сказал: «Хреновая ситуация. Тебе надо выбираться отсюда».

июнь 2015
Мне надо научиться стоять за себя, если со мной говорят свысока, демонстрируя превосходство. Каждый раз, когда я молчу – я теряю еще немного уверенности.

Комментарий Rachel Winters: Для меня это – самое трудное. У меня в голове всегда есть заготовки на случай, если надо постоять за себя или других – но на деле я всегда смолчу.

*
Я работаю над докторской диссертацией уже десять лет. Я усваиваю непростой урок – о том, что моя работа малозначительна. И чем дольше я этим занимаюсь, тем больше у меня сомнений, что я могу добавить в дискуссию нечто новое. Я стараюсь подбадривать себя. На днях я записала на полях блокнота: «Тебе есть, что сказать!»

*
Я выросла в Южной Африке. Мои родители эмигрировали из Китая. Вся их жизнь – это работа. Им дорого обошлась возможность отправить меня сюда учиться. После оплаты моего обучения, у них осталось очень мало средств для себя и моих младших братьев и сестер. Я чувствую, что присвоила все возможности себе. А теперь я не уверена, что мне нравится моя специализация (профилирующая дисциплина).

9 июня 2015
Моя жена умерла ровно пять лет назад. 16 мая она пошла в больницу. Моя сестра работает медсестрой, и когда она услышала, что это менингит – то сказала мне: готовься. Жена пролежала в коме 24 дня. Я приносил с собой радио, я пел ей, весь день читал ей книги. 8 июня она вышла из комы. Она только сказала: «Я беспокоюсь». Я ответил ей, что не надо волноваться, и что я навещу её утром. Но в 4 часа утра мне позвонили и сообщили, что она не выкарабкалась.

*
Мы встретились на вокзале Грэнд-сентрал [Центральный железнодорожный вокзал в Нью-Йорке на 42-й улице] три года назад.
В тот день я допоздна задержалась на работе и пропустила мой поезд. Настроение было ужасное. Я зашла в бар купить что-нибудь поесть, и единственный свободный стул был рядом с ним. Я спросила – занято ли место. Он ответил – нет, и помог мне снять пальто. Несколько минут спустя вернулся его сын, выходивший покурить. Я сидела на его месте. Следующие два часа мы втроем провели за разговорами. Когда я уходила, его сын догнал меня, протянул мне его визитку и сказал: «Думаю, отцу вы очень понравились. Если вы решите, что он вам тоже понравился – пришлите мне имейл».

июль 2015
В последнее время я живу, стараясь избавиться от привычек — в особенности от привычки рассуждать. Она обедняет, сужает твое взаимодействие с окружающим миром. Все эти фразы, которые с такой легкостью приходят на ум: «Я знаю, что ты думаешь», или «Я знаю, какая я», или «Я знаю все, что будет происходить сегодня». Если просто заменить «знаю» на «не знаю», то начинаешь двигаться навстречу неведомому. И вот тут происходит всё самое интересное.

*
Мы росли в нищете. Пользовались всеми видами правительственной поддержки. Я росла в мире, где никогда не могла предсказать, что может случиться и когда это случится. Это был непрекращающийся хаос. Я делала всё возможное, чтобы выбраться оттуда. Я хорошо училась. Я поступила в колледж. Но мои мать и сестра живут всё так же — работая за минимальную зарплату, покуривая траву и делая одни и те же ошибки, снова и снова. Никакого распознавания паттерна [паттерн (психолог.) - набор стереотипных поведенческих реакций или последовательностей действий]. В итоге я решила, что мне лучше избегать контактов с ними. Мне не нравится говорить с ними по телефону. Я не люблю навещать их. Они обе такие жалкие, несчастные, это меня убивает. И я стараюсь держаться в стороне. Думаю, моя мать, по-своему, старалась, как могла. Но мне этого мало.

Комментарий на ФБ: Чтобы обогреть других, не стóит сжигать на костре себя.

*
Я пользуюсь этим телефоном, потому что мне нравятся маленькие телефоны. Это не символ природозащиты. Охрана природы – это не принесение чего-либо в жертву. Это не означает, что ты не можешь иметь вещи, которые тебе нравятся. У меня дома был телевизор с плоским экраном, отличная мебель, сауна, спортивные принадлежности и множество предметов одежды.
Сохранение природы и ресурсов попросту означает, что тебе не нужно постоянно избавляться от качественных, пригодных вещей, чтобы заменить их вещами, которые тебе не нужны. Хорошо сделанный стол остается таким сто лет. Тебе не надо покупать новый стол каждые два года.
Нашу культуру называют «материалистской», но это неправильно. Потому что «материализм» подразумевает, что мы ценим свое имущество. А мы не ценим. Мы от него избавляемся, а потом разрушаем Африку, чтобы произвести больше всякого дерьма, которое никому не нужно. В настоящее время нет более насущной проблемы, чем истощение природных ресурсов. Земля способна терпеливо снести очень много жестокой эксплуатации, но если не изменить наши потребительские привычки, шансов на выживание у Земли не останется.
Примечание автора проекта HONY: Роберт – основатель и руководитель приюта для животных Social Tees Animal Rescue в Ист-Вилидж, Нью-Йорк.

сентябрь 2015
Я люблю время, когда почти рассвело, потому что тогда мои пернатые друзья просыпаются и начинают петь для меня.

октябрь 2015
Вчера в пять часов вечера я вдруг понял, что у меня на завтра не запланировано никаких совещаний или «конференций по телефону», и решил взять выходной. Утром я ходил в бакалею Trader Joe's. Купил цветов, украсить квартиру. Позже думаю сходить постричься. Может, потрачу немного денег в магазине сети Goodwill.
Так что, видите... тут мало интересного.

январь 2016
Мне всегда нравилось сделать какую-нибудь приятную мелочь для незнакомых людей. В студенческом общежитии я работал в почтовом кампусе. И каждый раз, когда отправлял по электронной почте извещение о прибытии посылки, я добавлял что-нибудь от себя. Например, прелестную картинку с изображением акулы. Или ссылку на японский джаз. Позже я начал покупать странноватые старомодные почтовые открытки. Я писал на них стихи и отправлял случайным людям, чьи адреса находил в телефонном справочнике. В первый раз, отправляя такую открытку, я добавил оговорку в страницу длиной – я беспокоился, что какой-нибудь пожилой человек решит, что я террорист из ISIS и сообщит в полицию. Я просто написал: «Не волнуйтесь. Это просто искусство. Всё в порядке. Вы больше обо мне не услышите».

источники: Facebook page; HONY

Перевод с английского – Елена Кузьмина © http://elenakuzmina.blogspot.com/

No comments:

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...