Monday, September 28, 2015

Люди, осуществляющие последние желания/ The people who make last wishes come true

Автор – Вибеке Венема (Vibeke Venema)
23 сентября 2015 года

В начале этого года многие издания опубликовали фотографию женщины на носилках в художественном музее Амстердама, Рейксмюзеум (Rijksmuseum). Она оказалась там, чтобы на прощанье взглянуть на любимое полотно кисти Рембрандта.

Этот последний визит смог осуществиться усилиями голландской благотворительной организации, которая помогает неизлечимо больным людям исполнять их последние желания.

«Я узнал, что умирающие, как правило, загадывают очень простые желания», — говорит Кис Вельдбоер (Kees Veldboer), водитель «скорой помощи», основавший фонд «Скорая помощь желаний» (Stichting Ambulance Wens, Ambulance Wish Foundation) после одного случая, когда ему неудержимо захотелось помочь пациенту.

В ноябре 2006 года Кис Вельдбоер на «скорой» перевозил смертельно больного Марио Стефанутто (Mario Stefanutto) из одной клиники в другую. Но когда они положили пациента на носилки, выяснилось, что в принимающей клинике возникла задержка. Марио не стремился снова оказаться на койке, где он провел последние три месяца, и Кис Вельдбоер спросил, куда бы тот хотел отправиться. Марио, моряк на пенсии, спросил, нельзя ли отвезти его к каналу Влардинген, чтобы он мог побыть у воды и попрощаться с Роттердамским портом. День был солнечный, и пациент с сопровождающими оставались у судостроительной территории около часа.
Кис Вельдбоер вспоминает: «По лицу Марио бежали слезы радости. Я спросил его, не хотел бы он еще раз оказаться на судне, поплавать? Марио ответил, что, наверное, это невозможно, ведь он прикован к носилкам».
Однако водитель «скорой» твердо решил исполнить последнее пожелание пожилого пациента. Он договорился со своим начальством, взял отгул и разрешение на пользование машиной «скорой помощи»; заручился поддержкой коллеги, а также связался с фирмой, осуществляющей лодочные туры по роттердамской гавани: там с готовностью согласились помочь. И вот, в следующую пятницу, около его больничной койки, к великому изумлению Марио Стефанутто, появился водитель «скорой» — чтобы отвезти его на прогулку.
В письме, написанном за несколько недель до смерти, Марио писал: «Сознание того, что есть люди, которые заботятся о других, принесло мне большое облегчение... По опыту скажу вам: даже самый незначительный добрый поступок может иметь огромное воздействие».

Так появился фонд «Скорая помощь желаний». Водитель Кис Вельдбоер и его жена, медсестра Инеке (Ineke; на фото внизу), задумали этот проект у себя дома, на кухне.
Через восемь лет в их фонде – 230 добровольцев, шесть машин «скорой помощи», пансионат, а также около семи тысяч исполненных пожеланий умирающих пациентов.

Иногда желание исполняют в тот же день. В среднем благотворительный фонд помогает ежедневно четырем пациентам, — они могут быть самого разного возраста. Единственная оговорка — это люди неизлечимо больные и не способные перемещаться иначе, чем на носилках.

«Самый юный наш пациент был 10-месячным; это была девочка, одна из близнецов. Она находилась в хосписе, домой её никогда не забирали. Её родители хотели хоть раз посидеть с ней дома на диване.
Самой пожилой нашей пациентке был 101 год; она захотела в последний раз проехаться верхом на лошади. Мы подняли и усадили её на лошадь с помощью специального трака, а потом переместили в повозку, запряженную лошадью: она махала всем рукой, словно член королевской семьи. Это было очень милое пожелание», — рассказывает Кис Вельдбоер.

Хотя есть и другие благотворительные организации, обеспечивающие неизлечимым пациентам однодневную прогулку, фонд «Скорая помощь желаний» стал первым, где оказывается полная медицинская поддержка и предоставляется машина «скорой помощи». Пациента непременно сопровождает квалифицированная медсестра, а водители обычно приходят из полиции или пожарных бригад. Специально спроектированная «скорая» дает возможность смотреть в окно. Каждый пациент получает в подарок плюшевого мишку по имени Марио, в честь старого моряка Стефанутто.

«Видеть радость этих людей — огромное удовольствие и радость для нас самих», — говорит Роел Фоппен (Roel Foppen), один из волонтёров, бывший военный, водитель «скорой». За последние шесть лет он помог осуществиться прощальным желаниям трех сотен человек.

Однажды он оказался даже в Румынии, поездка в оба конца составила 4,500 км. Это было сделано для Нади, которая прожила в Нидерландах 12 лет. Её дети, в возрасте 3 и 7 лет, уже уехали в Румынию к бабушке. Надя мечтала поехать на родину и умереть там, среди родных.
«Её состояние было таким тяжелым, что мы не могли к ней даже прикоснуться», — говорит водитель Роел Фоппен.
Они выехали утром в четверг. Когда «скорая» проезжала по территории Германии, Наде стало хуже, — пришлось остановиться в местной больнице. Врачи настаивали, чтобы пациентка осталась в клинике. Но она хотела повидаться с детьми, — и решающим было её желание.
После трехчасовой задержки они снова двинулись в путь, через Австрию, затем Венгрию. Когда машина была у границы Румынии, Надя сказала: «Вынесите носилки на воздух. Теперь я могу умереть».
Водитель Фоппен сказал ей: «До дома вашей матери и детей еще 600 километров. Постараетесь продержаться еще немного?»
В субботу «скорая» прибыла в Бухарест, где произошло волнующее воссоединение Нади с родными. Команда «скорой» отправилась в обратный путь, оставив Надю дома. Позже её родственники прислали открытку, в которой сообщали: Надя умерла спустя две недели.

Роел Фоппен говорит: «Когда люди знают, что мы приедем, они изыскивают в себе новые запасы сил и энергии. Часто семья пациента сообщает нам, что они готовы были всё отменить из-за тяжелого состояния больного. Но когда мы приезжаем, люди просто сияют и рады прощальному дню желаний».

Именно водитель Фоппен сделал знаменитый теперь снимок женщины в Рейксмюзеуме. Он был в той же галерее со своей коллегой Мариет Кнот (Mariet Knot), выполняя желание другого пациента. Это был Дональд, который тридцать лет регулярно бывал в этом музее вместе со своим партнером; неделей ранее они зарегистрировали брак. Мариет Кнот поясняет: «Дональд был там главным. Он отлично ориентировался, точно указывал, какие именно полотна хочет увидеть. Много рассказывал нам о картинах, так что этот визит понравился и нам».

Последней картиной выставки, которую Дональд раньше не видел, оказалась полотно Рембрандта «Симеон с младенцем Христом в храме» (около 1661 года), оставшееся незавершенным.
[Последняя известная картина Рембрандта. Хотя эта заказная работа была начата в 1661 году, она пролежала незаконченной в мастерской Рембрандта до самой его смерти в 1669 году. Картина написана на сюжет сбывшегося пророчества. Старцу Симеону было предсказано, что он «не увидит смерти, доколе не увидит Христа Господня». И он наконец повстречался с ним, когда Мария с Иосифом принесли Иисуса в храм].
Дональда эта картина чрезвычайно взволновала: «Я осознал, что жизнь не заканчивается. Моя жизнь осталась незавершенной, эта картина осталась незавершенной». Помолчав, он добавил: «Я увидел всё, что хотел увидеть. Теперь мы можем ехать».

Волонтёр Мариет Кнот, медсестра, обслуживающая больных на дому, отмечает, что быть свидетелем и участником подобных моментов — большая честь. Впервые она узнала о благотворительной деятельности фонда, когда её пригласили туда вместе с раковым пациентом, за которым она тогда ухаживала, и с которым очень подружилась. Его желанием было увидеть Maasvlakte 2, новое обширное крыло роттердамского порта, построенного на осушенной почве. До своей болезни он каждую неделю проверял, как продвигается строительство. Теперь для него организовали настоящий тур. Этот опыт так взволновал Мариет Кнот, что она с энтузиазмом обратилась в фонд Киса Вельдбоера, предлагая свои услуги.

Она рассказывает: «Каждый случай — особенный. После работы, по дороге домой мы обсуждаем это с коллегами, и каким бы скромным ни было пожелание, каждый случай неповторимый. Одна моя пациентка просто захотела выпить у себя дома стакан яичного ликёра «адвокат». Её сын купил бутылку, мы поехали к ней домой, она ложечкой съела свой адвокат — и мы поехали обратно. Таким было её желание.
Часто люди спрашивают: разве такое не изматывает? разве не тяжело в эмоциональном плане постоянно сталкиваться с последними желаниями? Да, это тяжело. Но обычно наши пациенты уже смирились, они готовы к смерти, подошли к самому краю. И нам приятно подарить им то, чего им по-настоящему хочется».

Франс Лепелар (Frans Lepelaar) бывший полицейский, сейчас он водитель на благотворительной «скорой помощи». Двадцать лет он проработал в полицейском участке, расследуя случаи мошенничества, а теперь захотел помогать людям непосредственно, лицом к лицу: «Иногда бывает нелегко. Но в моей работе приходилось сталкиваться и с убийствами. Так что я умею не вовлекаться эмоционально. Наш рабочий день может быть очень длинным; иногда возвращаешься заполночь. Мы всегда спрашиваем пациентов: Хотели бы вы что-нибудь еще? И они всегда очень благодарны. Для этого мы и работаем».

Чаще всего последние пожелания — это поездка домой, прощание с коллегами, посещение свадебной церемонии или похорон. Многие хотят увидеть море, «потому что это часть голландского пейзажа», говорит Франс Лепелар, который раньше патрулировал пляжи.

Очень популярная поездка, 15% пожеланий — визит в зоопарк. Одна из таких поездок попала на первые полосы газет в 2014 году. Франс Лепелар и его коллега Олаф Эксу возили в зоопарк Марио, 54-летнего мужчину с затруднениями при обучении (learning difficulties). Он пожелал попрощаться с бывшими коллегами из роттердамского зоопарка (Rotterdam's Diergaarde Blijdorp Zoo), где проработал 25 лет слесарем-ремонтником. В конце смены Марио обычно проведывал животных.
Теперь волонтёры повезли его туда в последний раз. Зашли они и в загон с жирафами. Один из самых любознательных жирафов подошел к носилкам Марио и лизнул его в лицо. Больной был так слаб, что не мог говорить, но всё лицо его просияло, рассказывал Олаф Эксу, сделавший фото, которое появилось на первых полосах газет.

Волонтёр Олаф Эксу говорит, что ему больше всего нравятся самые простые желания: «То, что мы принимаем как должное, но что для этих людей стало недостижимым».
По мере продвижения по служебной лестнице, медбрат Олаф Эксу всё больше времени проводит за офисным столом. Волонтёрство дает ему шанс заниматься самым любимым делом — уходом за пациентами: «Временных ограничений нет, так что я могу баловать своих подопечных весь день напролет».

Мирьям Лок (Mirjam Lok), 25-летняя медсестра, рассказывает: «Эта работа требует большого напряжения, но именно поэтому она так увлекательна. Входя к новому пациенту, ты не знаешь, с кем встретишься. А в конце дня, в который ты занималась исполнением его или ее последнего желания, ты закрываешь дверь и говоришь себе: это было хорошо. Эта деятельность научила меня тому, что счастье можно найти в самых простых и незаметных вещах».

Мирьям Лок живет и работает на севере страны. Но оказывается, что в северных провинциях (Гронинген/ Groningen и Фрисланд/Friesland) мало у кого есть последние желания. «Люди здесь очень флегматичны. Не ждут и не требуют многого, поэтому легко удовлетворяют свои желания. Они говорят: даже и не знаю, чего можно пожелать напоследок», — рассказывает Мирьям.

Основатель фонда Кис Вельдбоер подтверждает, что из северных районов страны поступает меньше заявок на их услуги. То же касается южной провинции Зееланд (Zeeland). Он считает, что дело в особенностях местного темперамента. Однако Мариет Кнот отмечает, что медицинскому персоналу следует просто поощрять местных пациентов смелее высказывать их пожелания.

Поначалу доктора запрещали наши «прощальные прогулки» с больными, вспоминает Кис Вельдбоер, но когда то, чем занимается наш фонд, стало лучше известно, отказы бывают редко. Теперь зачастую больница или хоспис делает первый шаг, обращаясь к нам.

Кис Вельдбоер рассказывает: «Одна женщина мечтала попасть на свадьбу к внуку. В хосписе ей сказали: нет. Но она была в отчаянии, и тогда они позвонили нам. Мы отвезли её на свадьбу, и ей всё очень понравилось. По пути обратно она повернулась к нам и сказала: Вы и представить не можете, как это было важно для меня. Той же ночью она умерла».

Учитывая состояние пациентов, их близость к смерти, удивительно то, что из почти семи тысяч клиентов фонда только шесть скончались в процессе исполнения их «пожелания». В таких случаях задача команды «скорой помощи» — поддержать членов семьи умершего и проделать все необходимые формальности по оформлению тела. Кис Вельдбоер говорит, что во всех шести случаях члены семей были очень признательны за помощь.
Волонтёр Мариет Кнот: «Я думаю, мы проделали длинный путь оказания паллиативной помощи. Мы заботимся о том, чтобы пациенты не испытывали боли. Их лечение остановлено, они скоро умрут... Когда такой больной может провести приятный день, прогуляться, даже если потом будет чувствовать усталость — разве это плохо? Все рады работать ради этого. В Нидерландах обсуждения на тему смерти и умирания ведутся всё более открыто».
Как медсестра, обслуживающая больных на дому, она часто задает вопросы о последних распоряжениях, о болеутоляющих или эвтаназии: «Обычно пациенты уже успели обсудить это со своими лечащими врачами. Я думаю, это отражает изменения в культуре. Для пожилых людей, особенно воспитанных в церковных традициях, такие вопросы до сих пор стараются замять, замалчивают, но более молодые, семейные люди говорят обо всем этом открыто».

Мариет Кнот уверена, что фонд «скорая помощь» играет огромную роль в период умирания и скорби; что участие пациентов важно, пока они еще здесь. Для примера она рассказала историю мужчины, чьим прощальным пожеланием было поехать домой, на семейную ферму:
«Вся семья пришла проститься с больным, когда его на носилках привезли в помещение склада. Он хотел взглянуть на все машины, увидеть все уголки, где он когда-то проводил починку».
Когда его носилки везли по складу, вся семья шла следом, словно в прощальной процессии.
«Говорить для него было утомительно, потому что он пользовался языком глухонемых. Он, три его брата, а также жены двоих из них были глухими. И тогда мой водитель начал говорить языком знаков, помогая больному».
Оказалось, что новый волонтёр, водитель «скорой помощи», знает этот язык. «Это было так необычно и неожиданно. Все семейство призналось, что у них мурашки бежали по коже. И тут вдруг понимаешь, что случайностей не бывает».

После огромного успеха его фонда, Кис Вельдбоер помог основать похожие службы «скорой помощи» за границей, сначала в Израиле (после того, как его фонд отвез пациентку на родину в Иерусалим, где она хотела умереть), а позже в Бельгии, Германии и Швеции.

Человек практичный и серьезный, Кис Вельдбоер признается, что основанный им фонд придал ему уверенности: «Я всегда считал, что не сумею достичь ничего значительного. Но потом я обнаружил, что мои идеи не такие уж плохие. Я понял, что если следовать зову сердца и делать всё по-своему, так, как чувствуешь, — люди тебя поддержат. Я просто ничем не примечательный голландец, который занимается любимым делом. И это помогает другим».

источник

Перевод с английского – Елена Кузьмина © http://elenakuzmina.blogspot.com/

No comments:

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...