Thursday, March 19, 2015

Хаксли пишет Оруэллу/ 1984 vs Brave New World

В октябре 1949 года, через несколько месяцев после выхода мрачного шедевра Джорджа Оруэлла «1984», он получил письмо от коллеги-писателя Олдоса Хаксли (1894-1963).
За 17 лет до этого Хаксли опубликовал собственное кошмарное видение общества будущего, «Дивный новый мир». Начавшись как письмо-восхваление, послание вскоре перешло к сравнительному анализу двух романов, с пояснениями, почему Хаксли считает свою, более раннюю, работу наиболее реалистичным предсказанием.

Занятная подробность: в 1917 году, задолго до упомянутого письма, Олдос Хаксли некоторое время преподавал Джорджу Оруэллу (1903-1950) в Итоне французский язык.

Райтвуд, Калифорния
21 октября 1949 года

Уважаемый мистер Оруэлл,

Очень любезно с Вашей стороны просить издателей выслать мне экземпляр Вашей книги. Он застал меня за работой над произведением, требующим обширных справок и чтения, а по слабости зрения мне приходится ограничивать мой книжный рацион – так что приступить к «1984» я смог не сразу.

Соглашаясь со всем, что написали о Вашей работе критики, я должен еще раз отметить, как превосходна и как невероятно важна эта книга.
Можно поговорить о том, чему посвящена эта книга – о мировой революции? Первые намеки на философию мировой революции – революции вне политики и экономики, направленной на полное ниспровержение психологии и физиологии личности – можно найти у Маркиза де Сада, считавшем себя последователем и завершителем идей Робеспьера и Бабёфа (Babeuf).

Философия правящего меньшинства в «1984» — это садизм, который приходит к логическому заключению о вредоносности секса, отвергая его. Между тем, в действительности, политика «попрания лица сапогом» едва ли способна длиться вечно. По моему мнению, правящая олигархия найдет менее тяжелые и неэкономные способы управления толпой и удовлетворения жажды власти, и эти способы, скорее, сродни тем, что описаны мной в «Дивном новом мире».

Недавно мне довелось погрузиться в историю животного магнетизма и гипноза, и я был поражен тем, что вот уже 150 лет мир отказывается принимать всерьез открытия Месмера (Franz Mesmer, 1734–1815), Брэйда (James Braid, 1795–1860), Эсдейла (James Esdaile, 1808–1859) и прочих.

Отчасти вследствие преобладающего материализма, отчасти из-за доминирования респектабельности, философы и ученые XIX века не желали исследовать необычные явления психологии на практике, например, в поведении политиков, солдат и полицейских, применительно к управлению ими. Благодаря добровольному невежеству наших отцов, наступление мировой революции было задержано на пять-шесть поколений. Счастливой случайностью оказалась и неспособность Фрейда гипнотизировать, с последующей недооценкой им самого гипноза. Это отсрочило широкое применение гипноза в психиатрии еще, по меньшей мере, лет на сорок. Однако сейчас психоанализ начали сочетать с гипнозом; в гипнотическое состояние теперь легко ввести любого, благодаря использованию барбитуратов, которые стимулируют гипноидную внушаемость даже у наиболее неподдающихся субъектов.

Я считаю, что следующее поколение мировых правителей обнаружит, что младенческая внушаемость и нарко-гипноз, как инструменты управления, гораздо действеннее, чем дубинки и тюрьмы, и что жажда власти может вполне удовлетвориться посредством погружения людей в состояние любви к собственному рабству, вместо того, чтобы добиваться повиновения насилием. Иными словами, мне кажется, что кошмар, описанный в «1984», неизбежно перейдет в тональность всемирного кошмара, напоминающего мои видения в «Дивном новом мире». Изменения будут вызваны только прочувствованной необходимостью увеличения силы воздействия. Тем временем, разумеется, возможна масштабная биологическая и атомная война – в этом случае нас ожидают кошмары, которых мы не могли даже вообразить.

Еще раз спасибо Вам за книгу.

Искренне ваш,
Олдос Хаксли.

источник: 1984 v. Brave New World

* * *
Нил Постмен «Развлекаемся до смерти: общественная дискуссия в век шоу-бизнеса», 
отрывки:

Мы с тревогой ждали 1984 года. Когда он наступил, а пророчество не свершилось, думающая Америка тихо воспела славу себе. Корни либеральной демократии остались крепки. Где бы в мире ни творились ужасы, – нас здесь, по крайней мере, оруэлловские кошмары не посещали.

Но мы забыли, что наряду с мрачным предвидением Оруэлла, существует другое – чуть более раннее, чуть менее знаменитое, но в равной степени ужасающее: «Дивный новый мир» Олдоса Хаксли. Вопреки широко распространенному даже среди образованных людей убеждению, Хаксли и Оруэлл пророчили не одно и то же. Оруэлл предупреждал, что нас раздавит гнет, навязанный извне. А по представлению Хаксли, для того, чтобы лишить людей независимости, зрелости и истории, вовсе не нужен Большой Брат. Хаксли считал, что люди полюбят свое рабство и будут преклоняться перед технологиями, уничтожающими их способность к мышлению.

Оруэлл страшился, что книги будут под запретом. Хаксли боялся, что не будет причин запрещать книги, потому что не останется никого, кто читал бы их.
Оруэлл страшился, что нас лишат доступа к информации. Хаксли боялся, что нам предоставят такое изобилие информации, что мы станем покорными, инертными и эгоистичными.
Оруэлл страшился, что от нас будут скрывать правду. Хаксли боялся, что правда потонет в море бесполезной информации.
Оруэлл боялся, что культура станет рабской. Хаксли боялся, что культура станет ничтожной, сосредоточенной на ощущалках, оргиях единения и центробежной лапте.

Как заметил Хаксли в книге «Возвращение в Дивный новый мир» (Brave New World Revisited), борцы за свободу и рационалисты, всегда готовые противиться тирании, «не учли практически безграничную тягу человека к развлечениям».

В «1984» Оруэлл писал, что людей контролируют причинением боли. В «Дивном новом мире» их контролируют, насаждая удовольствия.
Короче говоря, Оруэлл страшился, что нас уничтожит то, чего мы боимся. Хаксли боялся, что нас уничтожат наши желания.
Эта книга о том, что, возможно, прав оказался Хаксли, а не Оруэлл.

*
[Хаксли] пытается сказать нам, что увечность людей «Дивного нового мира» не в том, что они смеются тогда, когда нужно думать; но в том, над чем именно они смеются и почему они перестали думать.

*
Хаксли учит нас тому, что век развитых технологий и духовного обнищания источником своим будет иметь, скорее всего, врага с мило улыбающимся лицом, а не того, чья внешность источает подозрение и ненависть.
В предсказании Хаксли, Большой Брат видит нас не по своей воле. Это мы его видим, в соответствии с нашим выбором.
Нет необходимости в надзирателях, шлагбаумах или Министерствах Правды. 
Когда население развлекается мелкими банальностями, когда культурная жизнь превращается в бесконечную цепь увеселений, когда серьезная общественная дискуссия становится детским лепетом, короче говоря, когда народ превращается в зрителей, а его общественное дело – в номер эстрадной программы, тогда нация в беде; и смерть культуры – логическая вероятность.

*
Американцы больше не разговаривают друг с другом; они развлекают друг друга. Они не обмениваются мыслями, они обмениваются картинками. Они спорят не с высказываниями и суждениями; они спорят с красав(и)цами, знаменитостями и рекламными роликами.

*
Кто готов вооружиться против моря развлечений? Кому пожаловаться, и когда, и какой взять тон, – если любая серьёзная беседа растворяется в хихиканье? Каково противоядие для культуры, истощенной смехом?

*
В Америке каждый имеет право на собственное мнение, и, разумеется, полезно иметь их несколько, на случай, если покажется интервьюер, производящий опрос общественного мнения. Но эти мнения имеют мало общего с тем, что считалось мнением в XVIII или XIX веке. Вероятно, точнее будет назвать их не мнениями, а эмоциями – это бы объяснило тот факт, что из недели в неделю они меняются, как свидетельствуют общественные опросы.
Здесь мы наблюдаем, как телевидение изменяет значение выражения «быть информированным», создавая разновидность информации, которую следовало бы назвать дезинформацией. Я использую здесь это слово в том смысле, в каком его используют шпионы КГБ или ЦРУ.

Дезинформация не значит ложная информация. Это значит информация, вводящая в заблуждение – информация не в том месте, не в том контексте, безотносительная, бессмысленная, отрывочная или поверхностная, – такая, которая создает иллюзию знания чего-то, но на самом деле уводит прочь от знания. Говоря это, я не имею в виду, что телевизионные новости намеренно стремятся лишить американцев последовательного, полноценного понимания мира. Я имею в виду, что когда новости подаются как развлечение, такой результат неизбежен.

Говоря, что новости развлекают, а не информируют, я хочу сказать нечто гораздо более серьезное, чем то, что мы лишены достоверной информации. Я хочу сказать, что мы утрачиваем понимание того, что значит «быть информированным». Невежество всегда исправимо. Но что делать, если мы начинаем считать невежество – знанием?

*
[…] Проблема не в том, что телевидение показывает нам развлекательные темы, а в том, что темы и предметы обсуждения подаются как развлечение.

*
Думаю, не ошибусь, говоря, что христианство – это серьезная религия, требующая усилий. Когда христианство преподносят как легкое и занимательное, это уже совершенно другая религия.

*
В развлечениях нет ничего плохого. Как однажды заметил один психиатр, мы все строим воздушные замки. Проблемы начинаются, когда мы пытаемся в этих замках жить.

источник;
Neil Postman (1931 – 2003) //Amusing Ourselves to Death: Public Discourse in the Age of Show Business (1985)

Перевод с английского – Елена Кузьмина © http://elenakuzmina.blogspot.com/

1 comment:

tcltk said...

Интересно, эта книга вообще переведена? Я имею в виду книгу "Развлекаемся до смерти". Никак не могу найти.

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...