Monday, November 19, 2012

Жизнь пустынника Фуре (1919)/ The life of the hermit of Rothéneuf (l’Abbé Fouré)

источник: Noguette “Life and works of Abbé Fouré” (1919)


Приведенный ниже текст, написанный Noguette, впервые был опубликован в 1919 году в Сен-Мало. Сопроводив комментариями, оригинал его в 2009 году напечатал в своем веблоге Брюно Монпье (Bruno Montpied), см. статью, фр.

"Noguette" – псевдоним, которым подписывал свои статьи Эжен Эрпан (Eugène Herpin, 1850-1942), юрист и хроникер Сен-Мало, много писавший об истории здешних мест. Считается, что выражение «Изумрудный берег» (Cote d'Éméraude) впервые использовал именно он.

Этот короткий текст предоставляет информацию о жизни и работах аббата Фуре. Написан он прелестным, несколько старомодным языком в 1919 году современником Фуре, с почтением и любовью относившимся к аббату и его произведениям.

I

(на фото: аббат Фуре и его помощник среди своих творений; источник)

Аббат Адольф-Жюльен Фуре по прозвищу Отшельник из Ротенёфа родился в Сен-Тюале (Saint-Thual, Canton Tinténiac) 7 марта* 1839 года.
[*примечание Брюно Монпье: Эта дата не совпадает с указанной в свидетельстве о рождении Фуре, а именно: 4 сентября 1839 года. Документ опубликован в издании 1985 года (Frédéric Altmann, L'Ermite de Rothéneuf, le sculpteur des rochers de Rothéneuf, 1839-1910, AM, Nice,1985)].

Вильям, его дед с отцовской стороны, был арендатором у Маркиза де Шатонёф (Stephen Augustus Baude Vieuville, the Marquis de Chateauneuf), которого 4 мая 1793 года гильотинировали в Ренне на Place du Champ de Mars в возрасте 82 лет.
Этот Вильям был женат на Франсуазе Лесне (Françoise Laisné) из общины Дол (Dol) (её брат Франсис Анри/ Francis Henry принадлежал к духовному ордену, в период революции служил экономистом комитета этой общины; эмигрировал на о. Джерси, где скончался 3 мая 1795).

От брака Вильяма Фуре (William Fouré) с Франсуазой (Francoise Laisné) родились двое сыновей, Альберт и Адольф, которые воспитывались у своего дяди.

Адольф (Adolphe) попал в услужение к монсеньору Urbain René de Hercé, последнему епископу общины Дол, и в годы революции отправился с ним в Англию; за ним последовал его брат Альберт. Два года спустя после бегства, Адольф вернулся во Францию и обосновался в Сен-Тюале. В 1796 году его назначили мэром и покровителем города.

Папа Пий VI назначил монсеньора Urbain Hercé гранд-капелланом королевской армии. Верный слуга монсеньора Адольф сопровождал его в неудачной экспедиции в Киброн (Quiberon) и 29 июля 1795 года, был расстрелян вместе со своим хозяином в Garenne, Vannes.

Жан Астрю (Jean Astruc) из Сен-Солен, дядя нашего доброго отшельника Фуре по материнской линии, был шкипером. Во время рейда в Киброн он вел корабль, на котором находились генерал Sombreuil и помощник шкипера граф Bozon de Perigord. Когда судно приблизилось к берегу, пуля угодила Жану Астрю в сердце, и кровь забрызгала одежды его знаменитых попутчиков. Как видим, в жилах аббата Фуре текла кровь шуанов*.
[Е.К.: *Шуаны (фр. Chouannerie) — так назывались крестьяне Коттро, владения которого были расположены возле Лаваля, в нынешнем департаменте Майенн. В насмешку над их предком, прозванным Chathuant (отсюда искаженное chouan), крестьяне эти стали носить то же прозвище. Облагодетельствованный Людовиком XVI, Жан Коттро (Jean Cottereau) был его горячим приверженцем и после 10 августа 1792 г. поднял Нижний Мен против законодательного собрания; к крестьянам Коттро присоединились их соседи, потом другие округа, причём все присоединявшиеся получали тоже прозвище Шуаны, а их движение — «chouannerie». Восстание шуанов стало вторым крупным роялистским восстанием, наравне с Вандейским восстанием].

[примечание Брюно Монпье (Bruno Montpied):
Отметим, что автор текста забыл внятно рассказать о том, кем были родители аббата. Свидетельство о рождении, приведенное Фредериком Алтманном (Frederick Altmann) в 1985 году, указывает, что имена их были Франсис Фуре (Francis Fouéré) [Е.К. выше упомянуты только Альберт и Адольф Фуре] и Анна Редут (Anne Redoute).
Написание «Fouéré» появляется только в документах публичного характера. Аббат подписывал открытки со своими каменными скульптурами как «Abbé Fouré». Я использую написание в соответствии с автографами самого аббата].


Детство будущего аббата прошло среди сельских пейзажей мирного Сен-Тюаля; по складу характера он был урожден бретонским крестьянином, со стремлением к уединённости и склонностью к мечтательности. Приходской священник, заметив благочестие и набожность мальчика, обучил его основам латыни. Повзрослев, юноша был направлен в Начальную семинарию в Saint-Meen, после которой поступил в Высшую семинарию в Ренне. Посвященный в духовный сан в 1863 году, аббат Фуре нес свою первую церковную службу в качестве викария нескольких приходов этой епархии. Затем его назначили пастором Пампона (Paimpont).

Об этом периоде жизни Фуре здесь сохранилось много воспоминаний. Он был отменным рыбаком, отважным охотником и любителем созерцательного бытия. Аббат очень любил свою церковь, колокольня которой отражалась в пруду, где на поверхности, в своих одеяниях из тумана, скользили таинственные «белые феи».

Он любил погружаться в тайны странного Броселиандского леса [Е.К.: лес могущества друидов; Броселианд (Brocéliande) — в наши дни его называют Пампонский лес (La Forêt de Paimpont) — сохранил свою силу и дух практически в нетронутом виде. Эта местность в самом центре Бретани состоит из равнин и лесов, в наши дни занимая 7 тыс. гектаров], в котором легенд столько, сколько листьев на деревьях; любил бродить в мирах волшебника Мерлина, феи Вивианн и Долины-без-возврата; в этом бретонском раю фей, рыцарей Круглого стола, короля Артура...
Здесь будущий скульптор из Ротенёфа обрел свой образ мысли и вдохновение для будущих творений.
(на фото: фигура Святого-покровителя отшельника)

В период, когда аббат Фуре был пастором Пампоны, кузницы, ныне бездействующие, были на пике использования; были богатством, духом и славой прихода. В 1866 году по общине пронесся слух, что кузницы закроют. Принцесса Орлеанская, уехавшая в Лондон, в ту пору была владелицей этих лесов и доменных печей. После распространения слухов благородный пастор отправился в Англию. Представ перед принцессой, он всей душой ходатайствовал в пользу своих прихожан и их кузнечных печей. Но аббат ничего не добился: решение было окончательным. Глубоко опечаленный, Фуре вернулся к своей пастве. Вскоре затем последовало его назначение на пост пастора в Retiers, а затем – в Langouet, Canton Hede.

Между тем, надвигался преклонный возраст. Пастор оглох. А потом парализовало и органы речи. Он стал думать об отходе от дел: но куда отправиться? Просил совета у пастора из Ротенёфа. Тот описал свой приход, расположенный вдоль моря и диких скал.
Аббат Фуре оставил пасторскую службу и перебрался в Ротенёф, где снял скромное жилье.
Шел октябрь 1893 года.
[Брюно Монпье: Здесь мы имеем наиболее точное указание времени прибытия аббата в Ротенёф, и следовательно, начала его работы со скальными скульптурами].

II

И вот, не стало ни видений легендарного Броселиандского леса, ни спокойных зелёных сельских пейзажей Лангуэ (Langouet). Отныне одни картины моря будут завораживать мечтательную душу старого бретонского священника.
Каким было душевное волнение, когда впервые в один из знаменитых закатов, составляющих очарование Кот д'Эмерод (Côte dÉmeraude, «Изумрудный берег»), аббат Фуре обозревал восхитительный вид! Неподалеку остров Bénétin выставил свои гранитные клешни.
Дальше слева в оранжевом закате выгравированы пурпурные силуэты островов Гранд- и Пти-Шевре (Petit-Chevret). На переднем плане – пучина, черные камни которой далеко в море вытянули свои зияющие впадины.

С наступлением вечера аббат Фуре замечал, что по мере угасания света скалы принимают странные формы и очертания. Одна обернулась сказочным чудовищем, другая – фантастической рептилией. Во время прогулок в лесах и вдоль впалых тропок он уже подмечал нечто похожее, забавляя самого себя видениями целого мистического мира в очертаниях деревьев, в складках древних корней, извивающихся подобно змеям по сторонам канав. Использовать контуры скал и изгибы ветвей, дать вырваться, освободить из гранита или дуба произведения, начатые самой Природой: это и был мир отшельника из Ротенёфа.

Чтобы скрасить своё уединение и праздность, аббат Фуре принялся за дело, обрабатывая зубилом камни и гранит. Он никогда этому не учился, никто не давал ему советов и наставлений; инструменты аббата Фуре были самыми примитивными.

Вот скульптуры из скал (les Rochers Sculptés).
Темы теснят, напирают, успокаиваются.

Вот они, покрытые брызгами и сотрясаемые волнами, произведения примитивного искусства, причудливые, напоминающие гримасничающие очертания средневековых горгулий. Над всем возвышается холм с распятием, благословляя этот изумительный каменный музей.

Неподалеку от него обращает особое внимание фонтан Жака Картье, что в самом конце сельской дороги, в месте под названием les Bas-Chemins. У этого неисчерпаемого фонтана, согласно распространенной легенде, брал запас воды для путешествия Жак Картье (Jacques Cartier), перед вояжем на судне “Grande Hermine” навстречу открытию Канады.

Отшельник Фуре любил сидеть у подножия фонтана, камни которого он обработал резьбой с особым тщанием.

Но отдельно давайте навестим жилище отшельника. Над зубчатой стеной служащей в качестве ограды возникают усмехающиеся наивные лица, оживляемые зелеными глазами, широко открытыми ртами и ярким цветом волос. Кажется, они взирают на посетителя с иронией. У каждого есть имя: Enguerrand de Val, Pia de Kerlamar, Marc de Langrais, Yvonne du Minihic, Perrine des Falaises, Adolphe de la Haye, Cyr de Hindlé, Jeanne de Lavarde, Karl de la Ville-au-Roux, Gilette du Havre, Benoît de la Roche.

Во дворе расположен главный рабочий верстак, на котором дубовые корни обращаются в змей, сов и драконов. На этом верстаке остались лежать незаконченными последние произведения аббата.
(на фото: аббат Фуре во дворе своего дома, среди скульптур из дерева)

Вот его портрет, исполненный врожденного благородства и величия. Вот другой верстак, где аббат красил свои работы; вот украшенный фигурками и символами стул, на котором так часто сиживал аббат, любезно раздаривая тысячи и тысячи своих автографов нескончаемым посетителям.


(на фото: Аббат во дворе своего дома среди деревянных скульптур)

Конечно, я не могу описать каждую из созданных аббатом фигурок и прочих творений. Часть из них выставлена в виде галерей самим автором этого любопытного музея, другие сгруппированы в саду, а также в разных уголках его замечательного жилища.

Позвольте представить вам: мсье и мадам де Ротенёф. Супруг – моряк, его спутница – в головном уборе минувших дней, - держит попугая, которого её муж привез из заморских стран. Кроме того, группа являет Нации у стоп Девы Марии; охотника-индейца и Ranavalo, верхом на чудище, переплывающего реку. Отдельно упомяну вон тот дубовый ствол, резцом отшельника Фуре превращенный в Гаргантюа. Многочисленные цветы, бесконечное множество лиц и голов завершают эту сказочную композицию, за которую в разное время отшельник отверг крупные денежные суммы.

(на фото: Аббат на отдыхе в своем любимом уголке среди скал)

О! Его, добродетельного пустынника, это не интересовало. При входе в музей из ствола сделанная копилка: давайте, если хотите, сколько хотите. И если по окончании сезона подаяния превышали скромные потребности аббата Фуре, он отдавал излишек нуждающимся.

Отшельник Фуре вёл интересный альбом, книгу отзывов, в которой собраны самые разные автографы (фотоиллюстрации отсюда).

Приведу вот эти две строфы:

Здесь искусство само украшает природу,
В этих глыбах скульптор зубилом
Искусно вырезал черты, фигуры,
Вот всадники, дальше – колдун,

Драконы крылатые, змеи, химеры фантазий,
Чудища, сказочные созданья,
Что будят древние легенды и тайны старины,
Герои и святые предстают пред взором.


(на фото слева направо: Аббат Фуре среди скульптур во дворе своего дома; у мавзолея Св. Будока среди скал)

Вырезая деревянные и гранитные скульптуры на протяжении двадцати лет, своим примитивным искусством составив славу Ротенёфа и принеся ему доход, аббат Фуре – последний отшельник Франции, – тихо скончался в своем маленьком доме в окружении деревянных скульптур.
Это случилось 10 февраля 1910 года.

29 июля друзья установили на стене дома мемориальную табличку с надписью золотыми буквами:

Памяти Аббата Адольфа Фуре,
Отшельника из Ротенёфа
Родился в Сен-Тюаль (I-et-V.) 7 марта* [4 сентября] 1839 года.
Скончался в этом доме 10 февраля 1910 года.
В качестве ваятеля составил славу этой страны.

[*примечание Брюно Монпье: дата не совпадает с указанной в свидетельстве о рождении Фуре, а именно: 4 сентября 1839 года. Документ опубликован в издании 1985 года (Frédéric Altmann, L'Ermite de Rothéneuf, le sculpteur des rochers de Rothéneuf, 1839-1910, AM, Nice,1985)].

Через два дня после установления мемориальной доски причудливые скульптуры аббата Фуре были проданы с аукциона. Мсье Галлану (Galland), домовладельцу, пришла в голову счастливая мысль скупить как можно больше работ отшельника. Благодаря этому к скальным скульптурам добавились почти все произведения аббата Фуре из его дома и сада. Таким образом работы отшельника были спасены. Они неизменно привлекают массу туристов, визиты которых в Ротенёф не обходятся без посещения Музея отшельника.
(на фото: туристы среди скальных скульптур Фуре; начало ХХ века)

[примечание Брюно Монпье:
Увы, музей исчез, никто точно не может сказать, когда именно. По слухам, он был уничтожен в годы войны, в 1940-1944, когда жители Ротенёфа находились в эвакуации. Немногие скульптурные объекты, вновь объявившиеся на выставках и в галереях (таких как парижская Galerie de Messine или галерея ассоциации ABCD в Монтрёе, Франция) – мебель, комод или кровать. Это понятно, ведь известно, что аукцион имущества аббата Фуре касался в основном предметов его мебели; в те времена люди покупали вещи, полезные в быту. Резьба по дереву, очевидно, либо вызвала насмешки, либо эти произведения скупил домовладелец, который, в сущности, и был основным приобретателем наследия Фуре. По иронии судьбы, как раз это и послужило косвенной причиной утраты основной части произведений – они погибли вместе с пустынью отшельника, тогда как именно стены этого дома должны были их защитить].

Noguette,
1919 год, Сен-Мало

Перевод – Е. Кузьмина © http://elenakuzmina.blogspot.com/

фотографии - French postcards

Friday, November 16, 2012

Аббат Фуре - отшельник из Ротенёфа / The hermit of Rothéneuf (1912)

Для сохранения и поддержания интереса к жизни и творчеству Адольфа-Жюльена Фуре неоценимую работу ведет Ассоциация друзей наследия аббата Фуре (Association des amis de l'oeuvre de l'Abbé Fouré). Исследования, проведенные участницей Ассоциации Франсуаз Женти (Françoise Genty) помогли обнаружить немало англоязычных публикаций, датированных началом ХХ столетия, посвященных аббату и его работам.

Ниже приведен отрывок из книги Р. Брукса Попхэма (R. Brooks Popham, Hither and Thither, London (W.J. Ham.Smith), 1912), стр. 285-288, в котором автор описывает свои впечатления от посещения скал Ротенёфа.


* * *
В глазах обывателей отшельники, как правило, обладают определенной притягательностью. Люди отправляются к месту обитания пустынника, пытаются поговорить, узнать историю его жизни, смотрят на него как на крайне эксцентричное и ненормальное существо, в итоге делая вклад в создание всех этих любопытных «житий святых», а затем отправляются восвояси, удовлетворенные опытом, полученным в результате своего неофициального визита.

Во многих случаях отшельники ведут далеко не затворнический образ жизни и могут устраиваться с определенными удобствами и свободой, которые дает необычный выбор возложенной ими на самих себя миссии. Ожидаешь увидеть опирающегося на посох неопрятного старца с космами и длинной патриархальной бородой, живущего в захламленной лачуге, но предположительно владеющего неслыханными богатствами. Он негодует по поводу любых вторжений, он отринул жизнь простого обывателя, представляя собой интеллектуальный подвиг выдержки в условиях своего одинокого заточения.

Но отшельники бывают разные.
Тот, который обитает на побережье Бретани, очень далек от образа неопрятного, небритого, воинственно настроенного человека, хотя и живет в одиночестве. Его лицо решительно, фигура в одеянии священника мужественна и располагает к себе. Его отличает необыкновенная доброжелательность, а также любопытный род занятий — годами он упорно и неутомимо вырезал на скалах неповторимые и удивительные гротескные фигуры.
(на фото: Аббат Фуре за работой; источник)

Долгие тридцать лет это человек — образованный человек — подмечал на скалах и камнях, покато спускающихся к морскому берегу, замысловатые узоры и высекал созданные воображением фигуры в самостоятельные скульптуры, в самых — скажу грубовато и прямо — нехудожественных, уродливых и странных формах, которые может измыслить разум.

Но именно здесь начинается интересное и оригинальное.

Тридцать лет непрерывного, почти ежедневного труда, и к тому же, труда тяжкого! — а результат? Любопытно, очень любопытно, — вот, наверное, справедливое суждение о произведениях Аббата Фуре, особенно если задуматься о времени, затраченном на украшение такого обширного пространства великолепных иссеченных скал, воздвигнутых здесь самой Природой. И еще более любопытно, если вспомнить, что эти творения созданы возвышенной душой, изначально принадлежавшей к Церкви, хотя по поводу последнего утверждения я допускаю возможность ошибки. Причину, по которой отшельник посвятил свою жизнь этому необычайному занятию, я не в состоянии постичь. Но факт есть факт, отшельник из Ротенёфа трепетно любит свою работу и обретает в ней утешение. Естественно, в голову приходят самые разные догадки и допущения; была ли это любовная история, рано и неудачей завершившаяся семейная жизнь, провал какого-то определенного предприятия, приведший к отказу от мирских благ и друзей? Это только догадки, а причина его странной жизни и привычек известна лишь самому затворнику.
[Е.К.: создается впечатление, будто автор текста, мистер Брукс не знал, что священник стал отшельником после того, как его постигли глухота и немота, и он был вынужден оставить свой приход].

В деревеньке Ротенёф его каждый день видели идущим из дому и возвращающимся туда. Или с молотком и зубилом в руках упорно работающим над крутыми, неровными, каменистыми склонами неподалеку от своего жилища.

на фото: Аббат за работой среди скал

Приближаясь к побережью, услышишь позвякивание и стук его инструментов, звук ведет к месту работы отшельника. Если коллекцию резьбы по камню увидишь в дневное время, как бывает чаще всего, искаженные мýкой лица и фигуры, рожденные воображением Фуре, можно рассмотреть с близкого расстояния, и они не кажутся такими странно-пугающими как в сумерки.


Некоторые, словно бюсты на пьедестале, видны на невысокой, до пояса, искусственной стене; другие лежат навзничь подобно мертвым; эти являют собою горельефы; одни крупные, другие словно пигмеи. Но над всем царит впечатление общности, целостной картины, напоминающей то, что часто можно видеть на витринах торговцев фруктами: расколотый и раскрашенный кокосовый орех, скорлупа и волокна которого оставлены нетронутыми.


Здесь прищуривший глаза гигант из сказочной страны; другие с жестами из пантомимы; душевнобольной главарь застывший в хмурой задумчивости; даже японец с лицом совершающего харакири! Есть подобия Атлантов, несущих на своих плечах массу возвышающейся над ними скалы; и такие, что напоминают горгулий [рыльце водосточной трубы в виде фантастической фигуры в готической архитектуре – Е.К.] на крышах богатых строений.


Между скульптурными группами сделаны тропинки и невысокие стены. Колдовское очарование этого места наиболее сильно ощущается в темное время, в полнейшей тишине, нарушаемой лишь пульсацией волн у выбеленных лунным светом скал внизу. Свет, который просачивается сквозь уголки и прорезы иссеченных каменных поверхностей, выбеливает, усеивает пятнами черты гротескных фигур, делая их бледными, расплывчатыми, мертвенными; а гномы и маленькие дьяволята более чем когда-либо напоминают существ из подземного мира.
(на фото: Аббат Фуре рядом со своими скальными скульптурами, 1908 год)

Картину делает еще мрачнее общий зловещий безжизненный вид этого языческого мира. Окружающее безмолвие и покой усиливают впечатление. Но скульптор-пустынник занимается своим делом, не потревоженный светом луны, наедине со своим великолепием.

Проследуйте по тропинкам его жутковатого погоста угрюмых гоблинов,
«Как путник, что идет в глуши
С тревогой и тоской».
[строки из «Поэмы о Старом Моряке» Кольриджа – Е.К.]

Маленькие озорные божества выглянут на вас из каждого уголка, но не всматривайтесь слишком долго, ибо это станет неотступно преследовать вас, коли вы из робких. «Это может присниться, но как рассказать?» [Кольридж, «Кристабель»].

(на фото: отшельник у ворот своего дома)

Вход через сад к деревенскому домику отшельника скрыт высокой стеной, зубчатым парапетом с амбразурами. Шесть крупных голов украшают эту стену, подобную бастиону; пять голов поменьше выставлены пониже — эмблемы обитателя.

(на фото: туристы среди скальных скульптур Музея под открытым небом, начало XX века)

Отшельник среди уединенных скал — мы вас любим; со всеми вы «в приятельских отношениях», и скоро с наступлением лета еще больше туристов будут разглядывать вас и ваши произведения и опускать в коробочку французские монеты, чтобы помочь вам в грядущие тяжелые зимние месяцы.

Какие странные и замечательные создания встречаются на жизненном пути!

источник: R. Brooks Popham, The hermit of Rothéneuf (1912)
Перевод – Е. Кузьмина © http://elenakuzmina.blogspot.com/

фотографии - Flickr group; French postcards

Wednesday, November 14, 2012

скучать - себя оскорблять; Жюль Ренар – цитаты/ Jules Renard (1864-1910) quotes

Моэм (W. S. Maugham) писал по поводу достоинств дневника Жюля Ренара: «Этот дневник – отменное чтение. Невероятно занимательное. Остроумное, тонкое, мудрое... Ренар набрасывает лаконичные реплики и умные фразы, эпиграммы, зарисовки увиденного, поговорки, услышанные от людей и их облик, описания природы, впечатления от игры солнечного света и тени, - одним словом, всё, что могло бы ему пригодиться, когда он сядет писать для издания».

* * *
Будьте скромны! Это вид гордости, который наименее оскорбителен для окружающих.

Культура — это то, что осталось, когда вами забыто всё остальное.

Рая на земле нет, но есть его осколки.

Не знаю, есть ли Господь Бог, но для Его доброго имени было бы лучше, чтобы Его не было.

Опасаюсь, что я Его не найду, но всё-таки буду пытаться. Если Он существует, то сумеет оценить мои попытки.

Ищи во всём смешную сторону, и ты её найдешь.

Если не в деньгах счастье, верните их.

Не говорите женщине, что она красива; скажите, что на свете нет другой такой, как она, — и все пути перед вами откроются.

Писать — единственный способ говорить, не будучи прерванным.

В сорок лет мы понимаем жизнь не лучше, чем в двадцать, но зато знаем и принимаем это.

Дело не в том, сколько вам лет, а в том, насколько вы стары.

У меня замечательная память — я всё забываю. Это очень удобно. Кажется, что мир для меня непрестанно обновляется.

Неудача не единственная расплата за леность; есть еще успех других.

Опасность успеха в том, что он заставляет нас позабыть о чудовищной несправедливости мира.

Леность ни что иное, как привычка отдыхать еще до того, как устал.

Бывают моменты, когда абсолютно всё идет хорошо; но не впадайте в панику.

Случаются времена хорошие и плохие, однако настроения наши меняются гораздо чаще, чем наша фортуна.

Если боитесь одиночества, не пытайтесь быть правы.

Мы так рады давать советы другим, что порой даже делаем это им на пользу.

Мне никогда не бывает скучно; скучать значит оскорблять самого себя.

Наконец я понял, что именно выделяет человека среди прочих тварей: финансовые заботы.

Начни я жизнь заново, оставил бы всё как есть. Разве что открывал бы пошире глаза.

Награда гениям — в том, что и через много лет после их смерти никто не может с уверенностью сказать, что они мертвы.

Идеал спокойствия воплощает сидящая кошка.

Жизнь подобна песочным часам: сердце наполняется по мере опустошения мозгов.

Понимая жизнь всё меньше и меньше, я научаюсь любить её всё больше и больше.

Бывают места и мгновения, когда человек всецело одинок — настолько, что перед ним полностью раскрывается мир.

Воображение — наше единственное оружие против действительности.

Свобода — это право выбора. Независимость — результат правильного выбора.

Всю жизнь мы проводим, разговаривая об этой тайне. О нашей жизни.

источники: 1, 2, 3, 4
Перевод – Е. Кузьмина © http://elenakuzmina.blogspot.com/

еще фразы Ж. Ренара

Искусство посторонних. Скульптуры аббата Фуре / Abbot Adolphe-Julien Fouré (1839-1910)

Адольф-Жюльен Фуре родился 4 сентября [по другим данным 7 марта] 1839 года, умер 10 февраля 1910 года.

Аббат Фуре – один из самых удивительных настоятелей, когда-либо живших в Бретани.

Рукоположенный в сан настоятеля в 24-летнем возрасте (в 1863 году), он служил в различных бретонских приходах.

В 1894 году, в возрасте 55 лет Фуре перенес удар, вследствие чего оглох, утратил дар речи и стал гемиплегиком [человек, страдающий параличом мышц одной половины тела – Е.К.].
Вынужденный отойти от дел, аббат Фуре поселился на безлюдном прибрежном холме около деревеньки Ротенёф (Rothéneuf), что в пяти километрах к востоку от Сен-Мало (Saint-Malo).

Оставшиеся шестнадцать лет жизни Адольф-Жюльен Фуре жил пустынником, посвящая время созданию монументальной скульптурной композиции, высеченной прямо среди гранитных скал.

В одиночестве и вынужденном безмолвии Фуре творил (помогал ему престарелый сподвижник); его языком стали камни, скульптурные изображения заменили ему слова. Вдохновленный историей и легендами этого края, он воссоздавал на гранитных склонах Изумрудного берега историю клана Ротенёф (пираты и контрабандисты, по преданию, жившие здесь в XVI-XVII веках).

Работал аббат каждый день.
Скульптурный шедевр Фуре включает сотни скульптур и барельефов, разбросанных на обращенной к морю скалистой территории в более чем 600 кв. метров.

(на старинной открытке: панорама скальных скульптур, аббат Фуре и его помощник; источник; изображение кликабельно)

Между 1893 и 1909 годами Отшельник (как здесь называют Фуре) вытесал из камней более трех сотен изображений, составляющих выразительную и незабываемую фреску.

Некоторые изображения снабжены подписями, например, мсье де Ротенёф (Monsieur de Rothéneuf) в центре одного фрагмента, окруженный морскими чудовищами; Жан де Кольне (Jean des Caulnes) по прозвищу Египтянин; Совратитель; семейный астролог по прозвищу Факир; Часовой со знаменем контрабандистов в руках; командующий флотилией Гаргантюа (Gargantua); выходящий из ада Дьявол.

При жизни Фуре каменные скульптуры были ярко выкрашены, а кроме них существовал еще и созданный им ряд деревянных фигур. Отшельник вытесал и своё изображение, сопроводив девизом "Amor e dolor", «Любовь и боль».

(на фото: Аббат Фуре и его деревянные скульптуры)

Скульптуры из дерева аббат размещая в «дьявольской галерее», увенчанной знаменем с изображением дракона. Эта галерея со всем содержимым в годы Второй мировой войны сгорела.

Считают, что по первоначальному замыслу Фуре им создавался своеобразный каталог людских пороков, своеобразная проповедь в назидание посетителям. Однако в процессе работы проект приобрел новые черты.

Это место, известное как Скала священника (Les rochers du cure/ The priest's rock), в наши дни признано одним из основных достижений примитивизма (naive art); его просто необходимо посетить; особое впечатление создается в ветреную погоду.

(на фото: скальные скульптуры Ротенёфа. Грот, 1878 год)

С течением времени под действием эрозии (выветривание, размывание) скалы постепенно обретают первозданный вид. Фуре был самоучкой; считают, что произведения профессионального скульптора могли бы сохраниться дольше. Старые фотоснимки скульптур Фуре отражают обилие деталей и четкость линий, которые стираются под властью времени и сил природы.

В наши дни скульптурная композиция Фуре стала признанным историческим памятником и Музеем под открытым небом.
Время работы музея – с 9:00 до 21:00 летом,
С 10:00 до 17:00 в зимний период.
В январе музей закрыт.
* * *
Побережье Бретани у Сен-Мало (Saint-Malo) вытесано, вылеплено одним удивительным священником. Эти неповторимые скульптуры принадлежат искусству аутсайдеров.

Арт-брют (фр. Art Brut — «сырое», необработанное искусство; впервые этот термин использовал в 1945 году французский художник Жан Дюбюффе/ Jean Dubuffet), или «искусство аутсайдеров» (англ. outsider art). Это название ввел в 1972 искусствовед Роджер Кардинал (Roger Cardinal) для обозначения спонтанно возникших шедевров, не имеющих культурных или интеллектуальных целей и коннотаций. Это произведения, созданные самоучками, которых с общественной и психической точки зрения считают маргиналами (душевнобольные, инвалиды, заключенные, чудаки — одиночки, медиумы и т. п.).

(на фото слева направо - семейство Ротенёф; мавзолей Св. Будока; последний из рода Ротенёф)

...Некоторые фигуры, вытесанные аббатом из скал, связаны с событиями того времени: первая англо-бурская война (1880-1881); обращение в христианство колонизированных народов, позже подчиненных Франции; легендарный бретонский Святой Будок, великий мореплаватель Жак Картье (Jacques Cartier) – все они уроженцы окрестностей Сен-Мало.

Волны, морская пена и брызги, выветривание – медленно разрушают изображения людей и животных, вытесанные в скалах.
С другой стороны, можно сказать, что морские волны делают произведение глухонемого священника еще выразительнее.

источники: 1, 2, 3, 4, 5

* * *
Искусство посторонних / outsider environments

Автор блога - Henk van Es
Данный блог документально описывает европейское искусство аутсайдеров.
Аутсайдер, или чужак, посторонний в данном контексте обозначает мастера-самоучку, человека без профессиональной подготовки.
Аутсайдеры создают в пространстве, как правило, масштабные произведения (живопись, скульптура, архитектура), которые окружают и меняют место обитания мастера, их создавшего.
источник

Место, расположенное в деревне Ротенёф у прибрежной дороги, ведущей от Сен-Мало (St. Malo) до Канкаля (Cancalé) (департамент Иль-и-Вилен, Северная Бретань, Франция), общеизвестно.
«Окружающее пространство» здесь создал Адольф-Жюльен Фуре (Adolphe-Julien Fouré, 1839-1910). Он был священником, звали его просто аббат Фуре.
(на фото из коллекции открыток: аббат Фуре за работой, 1907 год)

Жизнь и творчество

Адольф-Жюльен Фуре родился в Сен-Тюале (Saint-Thual). Юношей обучался в нескольких семинариях, в 1863 году был посвящен в духовный сан. Служил священником во многих сельских общинах Бретани, а также некоторое время - пастором в местечке Пампон (Paimpont).

Когда ему было немногим больше пятидесяти, аббат Фуре стал глухим, а вскоре затем его разбил паралич, священник утратил дар речи. Далее выполнять обязанности церковнослужителя Фуре был не в состоянии – и службу свою он покинул.

В октябре 1893 года аббат Фуре обосновался в маленьком поселении под названием Ротенёф на северном побережье Бретани, неподалеку от Сен-Мало. Здесь он снял для себя скромное жилье.

Живя в одиночестве, аббат Фуре вскоре стал известен под именем Отшельник из Ротенёфа. Его славе способствовали созданные им скульптуры. И в наши дни священника Фуре помнят благодаря трем сотням скульптур, вытесанным им вдоль прибрежных скал. Кроме того, он вырезал фигуры и из дерева.

Деревянные скульптуры располагались вокруг небольшого жилища одинокого священника. Его дом стал своеобразным музеем под открытым небом, привлекая множество посетителей. Сам аббат Фуре встречал гостей, продавая открытки с изображением его самого и созданных им скульптур.

Скульптор-самоучка черпал вдохновение в фольклоре, истории, религии. Например, среди его работ – Дева Мария и склонившиеся к её стопам Народы; или исторические фигуры из прошлого Бретани (только один из примеров – семейство пиратов и разбойников, которое проживало в этих краях около XVI века).

(На открытке из коллекции автора блога – автограф аббата Фуре; здесь видно, что он подписывался как Fouré, хотя настоящая его фамилия – Fouéré).

Аббат Фуре продолжал работать до самой своей смерти.
Скончался отшельник 10 февраля 1910 года.

Аукцион вещей, принадлежавших аббату Фуре

После смерти священника его имущество было продано с аукциона. Самые разные люди скупили предметы мебели; некоторые теперь выставлены в картинных галереях. Скульптуры из дерева особого интереса не вызвали; бóльшую их часть купил владелец жилища аббата с тем, чтобы они оставались на своём месте.

(на фото: аббат Фуре перед своим домом и во дворе, среди скульптур)

К сожалению, дом-музей исчез, вместе со всеми деревянными скульптурами.
(В декабре 2010 года стало известно, что житель Сен-Мало владеет одной из деревянных скульптур, сделанных аббатом Фуре). Считают, что это могло произойти в годы Второй мировой войны, когда французское северо-западное побережье было ареной военных действий.

Скульптуры, вытесанные из скал, существуют до сих пор. Однако поскольку территория никак не защищена и не охраняется, произведения глухонемого аббата постепенно становятся жертвами погодных условий, а также непорядочных посетителей (см. фото справа вверху).

Золотая книга отзывов

Созидательный аббат вёл своеобразную книгу отзывов, где его гости или он сам помещали свои рисунки и тексты. Эта «Золотая книга» (Livre d'or) была подарена Ассоциации почитателей творческого наследия аббата Фуре (Association of friends of the oeuvre of Abbé Fouré).


Здесь примеры иллюстраций из Книги отзывов (с разрешения Ассоциации опубликованы на вебсайте Sophie Lepetit, там же – еще фотографии).

Ассоциация друзей

В 2010 году возникла Ассоциация друзей творческого наследия Аббата Фуре (Les amis de l'oeuvre de l'Abbé Fouré). Руководит ею госпожа Joëlle Jouneau; цель ассоциации – сохранение документов и произведений аббата Фуре; проведение встреч и выставок; помощь в сохранении этих мест. Есть веблог Ассоциации (франц. яз.)

Список других документов, фотографий:

• Брошюрка «Жизнь отшельника из Ротенёфа» (La vie de l'Ermite de Rothéneuf), опубликована в 1919 году. Автор Eugène Herpin (1850-1942).

• Другой текст, датированный началом ХХ века – «Отшельник из Ротенёфа», написанный в 1912 году, автор - Р. Брукс Попхэм (R. Brooks Popham).

• Описание деревянных скульптур аббата Фуре, впервые опубликовано в 1919 году; переиздано Guide du Musée в 2010 году. Новое издание предваряет текст Брюно Монпье (Bruno Montpied) и сопровождают иллюстрации из авторской коллекции редких старинных открыток с изображением описываемых скульптур.

• Фильм «Человек из гранита» (Frédéric Daudier "l'Homme de granit", 2002, 52 min, Arcanae Productions.

Панорамные открытки дают представление о масштабности произведений аббата Фуре.

• Фотографии с изображениями скульптур Фуре в сообществе на вебсайте Flickr.

Комментарий к статье:
(автор - Francoise Genty, участница «Ассоциации друзей творческого наследия Аббата Фуре»)

Аббат Фуре работал над своими скальными скульптурами в Ротенёфе на протяжении 25 лет. В этот же период им созданы, по разным данным, до 400 деревянных скульптур. Большинство из них «исчезли», предположительно в годы Второй мировой войны. Но одна из деревянных скульптур нашлась – была выставлена на экспозиции, приуроченной к 100-летию аббата Фуре. Другая находится в музее LaM, на севере Франции – музей славится крупнейшей в Европе коллекцией произведений в стиле арт-брют (Art Brut).

За годы творчества Адольф-Жюльен Фуре, известный как Аббат Фуре или Отшельник из Ротенёфа, успел увидеть изданными более 400 открыток с изображением его самого и его творений. На вебсайте можно найти массу примеров.

(на фото: отшельник и его творения среди скал Изумрудного берега)

Хотя скальные скульптуры Ротенёфа считаются одним из трех мест Франции, имеющих историко-культурную ценность (наряду с Cheval's Palais Ideal и Picassiette), оно не защищено законодательно. Поэтому работа Ассоциации друзей наследия аббата Фуре невероятно важна, как для сохранения произведений Фуре, так и для пробуждения и поддержания интереса к ним.

* * *
Источник: Ассоциация друзей наследия аббата Фуре; эл. сообщение, полученное от участницы Ассоциации:

Согласно распространенному мнению, скальные скульптуры Отшельника из Ротенёфа создавались в течение 25 лет. На самом деле это не так. На создание скальных скульптур вдохновенный скульптор-самоучка потратил всего 16 лет (с 1894 года, когда он перебрался в Ротенёф, по 1910 - год смерти), даже меньше – около 13 лет. В последние годы жизни Аббат Фуре занимался вырезанием скульптур из дерева (бóльшая часть этой коллекции, к сожалению, утрачена)...

Взгляните на скульптуры среди скал. Произведения аббата Фуре исчезают под воздействием эрозии, солнца, снега, дождей и прибоя. Однако уничтожению работ аббата «способствуют» и недобросовестные туристы, которые посещают Музей под открытым небом в течение последних ста лет – после смерти аббата в 1910 году за его произведениями никто не следит. Свои скульптуры аббат Фуре предоставлял вниманию публики безвозмездно, он их создал для людей. Посетители были вольны делать пожертвования в копилку аббата – собранные средства тот отдавал на нужды неимущих, оставляя себе минимум для скромного проживания.

Скульптуры аббата Фуре достойны восхищения и внимания. Мы призываем всех по мере сил помочь сохранить эти произведения. Иначе люди навсегда уничтожат созданное аббатом!

«Ассоциация друзей наследия аббата Фуре» была создана в 2010 году с целью привлечения внимания общественности к актам вандализма на территории Музея под открытым небом. Помогите нам сберечь произведения аббата Фуре – творца не очень известного, но отдавшего 16 лет своей жизни созданию монументального гранитного полотна. Приходите – смотрите – наслаждайтесь – помогайте нам сохранить эти недооцененные сокровища. Спасибо!

фотографии - с вебсайта Flickr;
cartes-postales.delcampe.fr

Перевод – Е. Кузьмина © http://elenakuzmina.blogspot.com/

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...