Tuesday, July 17, 2012

Дневник Венеции из Киото (январь-июнь 2009) / Venetia in Kyoto blog (part 1), January to June

【1 января 2009】

«Лучшее, что может сделать отец для своих детей – любить их мать».
(без подписи)

Несколько месяцев назад в моей школе английского языка я спросила некоторых из учеников, что в будущем страшит больше всего. Они отвечали, что их беспокоят такие общечеловеческие проблемы, как глобальное потепление, землетрясения, гарантированное питание, экономический кризис и тому подобное. А одна девушка лет двадцати с небольшим тихо сказала: «Развал семьи». Она рассказала, что боится выходить замуж, потому что её пугает возможный развод. Она сказала, что увеличение числа случаев насилия в семье и жестокое обращение с детьми, о чем говорят в новостях, крайне пугает, и что причина – недостаток общения и понимания в современных семьях. Её слова и страдание, отразившееся на лице, заставили нас осознать, что это – одна из проблем, для решения которой каждый, будучи человеческим существом, может что-то предпринять. Семья – первый, самый маленький и, я думаю, самый важный союз в современном обществе. Для меня как для работающей матери, первостепенной задачей всегда оставалась забота о семье. Я хочу создать безопасную обстановку и атмосферу любви для моего мужа и детей, дом, полный тепла и гармонии.

К сожалению, за последние 50 лет уровень разводов в мире неуклонно растет, особенно в богатых странах. В сегодняшней Японии разводится одна из трех супружеских пар. Если причина в бытовом насилии, конечно, развод неизбежен. Но если причина в другом, спешить не следует. Сохранение брака – нелегкая работа; ведь сначала все мы подвержены романтическому представлению об идеальной семье. Но потом вмешивается реальность и нам открывается разница во взглядах, ценностях и привычках. Начинаются споры, отношения портятся, и мы раздумываем о том, правильно ли выбрали спутника жизни. Если бы мы только знали, что для создания подлинных взаимоотношений требуются время, силы и, конечно, любовь.

В тяжелые времена лучшее лекарство – терпение. И муж, и жена должны спросить себя: «Что я могу сделать, чтобы человек рядом со мной стал счастливым?» Если мы научимся слушать друг друга, отдавать друг другу вместо постоянного ожидания что-то получить, - медленно, но верно мы начнем понимать друг друга и станем настоящими друзьями. Если родители относятся друг к другу с искренней нежностью и уважением, крепнет вся семья. Есть пословица: «Дом там, где сердце». Это значит, что дом для каждого человека – это место, где теплеет и растет его сердце. Место, где дети получают любовь, поддержку и всё прочее, что необходимо для воспитания чувствующего и любящего человеческого существа. Дом – это место, куда мы можем вернуться и увидеть улыбающиеся лица тех, кого любим и о ком заботимся, где можем расслабиться и быть самими собой.

Я стала матерью в 23 года и первое, чему научилась – быть бескорыстной, менее эгоистичной. В начале жизни меня заботили в основном лишь собственное удобство и счастье. Начало семейной жизни сразу научило меня отказываться от собственных желаний и личных проблем. Я стала учиться прислушиваться к потребностям новорожденного, в то же время уравновешивая их с потребностями мужа. Это был мой первый нелегкий урок о том, что такое самоотверженность и терпение. Я начала понимать, что любовь – это выбор, который я делаю ежеминутно. Если в семье я спокойна, терпелива и несуетлива – то атмосфера в доме будет любящей и безмятежной. Напротив, если я переживаю стресс, взволнована или неуверенна – дети, которые всегда крайне восприимчивы к настроениям матери, тоже становятся нервными и беспокойными. Часто дети, которых не любили дома, становятся неуравновешенными, робкими и тревожными. Мало кто способен избежать последствий воспитания без родительской заботы и внимания, в доме, где царит разлад.

Сидеть вот так и писать эссе на тему «семья» - в этом есть нечто ироничное и парадоксальное для меня, поскольку моя жизнь в родительской семье была довольно необычной. Мои родители, родители моих родителей и я сама, увы, переживали разводы. Ребенком я мечтала, что однажды у меня будет нормальная семья. Я хотела жить в счастливой семье, где бы моя мать сама заботилась обо мне, а мой отец был бы дома к обеду, и мы все вместе садились бы за стол. Мне страстно хотелось иметь семью, где бы вместо ссор и конфликтов царили гармония и доброта. Вместо упреков и критики – поддержка, ободрение, и превыше всего, доверие. Я чувствовала, что это – самое важное, чего бы мне хотелось достичь в этой жизни. Важнее карьеры, важнее призвания. Я думала, что если мой брак распадется, это причинит моим детям страдания, какие испытывала в детстве я сама, и что, получается, я ничего не достигла и не сумела!
В этот день и в этом возрасте я уверена, что создание и развитие успешного брака и счастливой семьи – основное, самое важное, что мы можем сделать. Много лет минуло, и до сих пор я думаю точно так же.

К сожалению, не всё всегда получается так, как мы планировали или надеялись. После 13 лет брака из-за непримиримых разногласий я пришла к решению о разводе. В 36 лет я стала матерью-одиночкой с тремя детьми! Моим дочерям было 12 и 11 лет, а сыну – 8. Мой брак не сложился, но я старалась делать всё возможное, чтобы развод не повлиял на детей. Я сняла дом по соседству и много работала, чтобы обеспечить нас всех. Мой бывший муж женился вторично и жил в нашем старом доме. Я проводила по восемь уроков английского языка в день, так что в рабочие дни освобождалась лишь поздно вечером. Поэтому дети после обеда отправлялись в дом к отцу, иногда оставаясь там на ночь. Я была рада, что они могут побыть с отцом.

Есть такая поговорка: «Когда то, чего ты хочешь, не случается, научись хотеть того, что происходит». Методом проб и ошибок я начала этому учиться. Я старалась сохранять хорошие отношения с бывшим мужем. На дни рождения детей и в дни школьных мероприятий мы ради детей пытались быть радостными и довольными в обществе друг друга. Из собственного опыта знаю, что наибольшую муку детям причиняет вид двух самых любимых в мире людей, когда те ссорятся и оскорбляют друг друга, словесно или физически. Если же ребенок видит, что его родители ведут себя достойно, спокойно и доброжелательно, он поймет, что так и следует жить.

В течение следующих шести лет для меня шла настоящая битва, – я старалась выполнить одновременно роль и матери, и отца. Основная задача матери – создать любящую и спокойную атмосферу для детей. Для них она как природа, как земля и океан. Отец, в свою очередь, воплощает мир логики, силы и отваги. Эта связь с отцом очень важна для того, чтобы ребенок позже в жизни сумел достичь зрелости. К счастью, мой сын Судзи (Shuji) часто бывал с отцом. Но я до сих пор чувствую, что чего-то недоставало; мне было сложно сохранять непреклонность и строгость с детьми. Судзи переживал, что я останусь одна, если не выйду замуж снова, он часто говорил мне: «Ты должна бывать в обществе, встречаться с людьми, пока еще молода и хороша собой».


(на фото: свадьба Венеции и Тадаси; Венеция с мужем, сыном Юджином и родителями мужа)

Я никогда не думала, что снова выйду за японца, ведь языковые проблемы и культурные различия бывают непреодолимыми. Тем не менее, в конце 1991 года я познакомилась с моим нынешним мужем Тадаси (Tadashi Kajiyama). Мы влюбились, и я почувствовала, что всё в моей жизни вело меня к тому, чтобы мы были вместе. Я была так счастлива. Тадаси до этого тоже был женат, но детей в первом браке у него не было. Я очень хотела родить ему ребенка, и мы решили пожениться. Когда родился наш сын Юджин (Eugene), каким-то чудом он сблизил нас; мои старшие дети и семья Тадаси стали ближе. Я была так счастлива, потому что поняла: мне дается второй шанс создать семью и стать лучшей матерью. На этот раз я решила: что бы ни случилось, я не допущу развала своей семьи. Теперь я знала, что нет такого человека, с которым было бы легко жить день за днем, все время, ведь никто не идеален! Я верю, что в итоге любовь всегда сумеет преодолеть любые трудности. Мы женаты уже 16 лет и наш сын Юджин в этом году поступает в среднюю школу [последняя ступень обязательного образования; включает в себя 3 класса: седьмой, восьмой и девятый. Возраст учащихся от 12 до 15 лет - Е.К.].

За эти годы произошло многое, но к счастью мы все еще вместе. Когда сердца полны, в жизни царит безмятежность и ясность. Очень важно понять, что только счастливый человек способен сделать счастливой жизнь других людей.

Я хочу закончить пожеланием всем счастливого Нового года – и небольшим советом.
Ваше время – наилучший дар, который вы можете принести своей семье, а лучшее, что может сделать мужчина для своих детей – любить их мать; и наоборот. Уверена, что это правда. Сейчас у меня двое замечательных внуков, Киме (Kima) 10 лет, а Джо (Joe) - девять. Кима говорит, что для неё самое главное – её семья. И я с ней согласна.

【1 февраля 2009】

«Ешь, чтобы жить, а не живи, чтобы есть».
(Сократ, 469-399 до н.э.)

В рождественские и новогодние праздники все мы много едим и пьем. Мы ждем этих праздников, чтобы отдохнуть и побыть среди родных и друзей. В каждой стране мира есть свои новогодние традиции и особые блюда. Люди спешат на рынки и в магазины, чтобы купить продукты для приготовления праздничных блюд. Когда праздники позади, все снова идут на работу и жизнь возвращается к привычному ритму. Желудки людей утомлены и отягощены после поедания праздничных явств, а также раздуты от вина и сакэ. В Японии 7 января едят рисовую кашицу с нежными питательными травами [7 января - День «Семи весенних трав» – Хару но нанакуса (haru no nanakusa)]. Эта традиция, позволяющая желудку отдохнуть и восстановиться, зародилась в период правления императора Дайго (Emperor Daigo) в 884 – 930 гг.

В северном полушарии февраль считается последним зимним месяцем. Название его происходит от латинского глагола februa, означающего «очищать». Это издревле был период поста, время очищения органов пищеварения. Греческий философ Сократ восхвалял преимущества поста после Новогодних застолий. Сама земля отдыхает под снежным покрывалом; звери, птицы и растения спят в этот сезон, когда для всех живых существ пищи мало. И у людей тоже запасы пищи на зиму почти исчерпаны к середине февраля. Поэтому во многих странах возникла традиция использования остатков свежей пищи, чтобы она не испортилась. Это время пировать, а затем поститься. В дохристианском Древнем Риме этот праздник и карнавал назывался Луперкалии (Lupercalia).

Бог Луперкус (Lupercus) – римский вариант знаменитого греческого бога Пана (Pan). Это фестиваль плодородия и очищения, когда следовало просить богов о щедрой и урожайной весне. Время пиров и веселья. В жертву приносили коз и собак, прося богов о защите домашнего скота – овец и коров. Последний день празднеств называли «Жирным вторником» (‘Fat Tuesday’, во Франции - ‘Mardi gras’). По улицам проводили тучную корову, которую в конце дня убивали, а мясо раздавали жителям города. Слово «карнавал» (carnival) происходит от латинских ‘carne’ и ‘vale’ - прощай, плоть (мясо). На следующий день начинался пост – когда люди воздерживались от употребления мяса, яиц и алкоголя.

В этот период учились преодолевать тяготы голода. В большинстве европейских стран в это время ели только простую пищу на ужин. Пост давал организму возможность восстановиться и отдохнуть – это очень важно для тела. После возникновения христианства в III веке это время стали называть Великий пост (Lent) – шесть недель накануне Пасхи. В современном мире христиане считают пост личным выбором, а не долгом. Вместо обычного поста люди предпочитают отказываться от любимых блюд или напитков. Например, могут в этот период не есть любимый шоколад. Или же участвовать в благотворительной работе.

(Венеция с матерью, сводными сестрами и братом)

В детстве я всегда с нетерпением ждала день перед началом поста, Вторник на Масленой неделе (последний день перед Великим постом у католиков и англиканцев, Shrove Tuesday). В Англии в этот день люди используют все запасы яиц и пекут множество блинчиков. Когда мы приходили из школы, меня и пятерых моих братьев и сестер звал на кухню повар – помогать жарить тонкие, как гофрированная бумага, блинчики. Подбрасывать блинчики – настоящая игра для детей. Каждый из нас старался подбросить свой блинчик, они летали по всей кухне, всех веселя. Как мы хохотали, когда блинчик падал кому-нибудь на голову!
Эти блинчики, скорее всего, берут начало с дохристианских времен, когда весной люди пекли маленькие пшеничные лепешки. Наподбрасывавшись, мы усаживались и поливали блинчики сиропом и лимонным соком. А потом соревновались – кто съест больше! На следующий день желудки были еще полными и тяжелыми. В школе учитель спрашивал, от чего на период поста каждый из нас решил отказаться. Я не помню точно, но, кажется, я обычно жертвовала молочным шоколадом!
После шести недель без шоколада, как замечательно было в день окончания Поста накануне Пасхи. Мы все, дети, с нетерпением ждали пасхальной охоты за шоколадными яйцами. Мама прятала сотни шоколадных яиц в саду, а потом мы садились и радостно их поедали.

Этой зимой, думаю, мне следует попоститься, чтобы дать телу шанс обновиться. Во время поста огромное количество энергии, которое обычно затрачивается организмом на переваривание пищи, используется для чистки и восстановления ущерба, нанесенного нами своим мускулам и органам. Много лет назад, когда мне было чуть за двадцать, я постилась пять дней.

Зима, я была на каникулах. Я начала постепенно уменьшать количество обычно употребляемой пищи. Потом несколько дней я ела только пасту из коричневого риса и немного овощного супа. Постепенно я смогла продержаться без еды два дня, пила только японский чай Банча (Bancha tea). Я не бывала на улице и проводила время, занимаясь йогой, медитировала и читала «Повесть о Гэндзи» (Tale of Genji)! После периода голодания мои глаза сияли, лицо стало чище, мускулы и суставы стали подвижнее. Было много других позитивных перемен, но главное – я чувствовала, что моё тело стало легче и дух бодрее. Поэтому я решила в зимнее время, когда мир природы отдыхает и постится, проводить подобные периоды голодания. Только на этот раз я буду пить чай из семян фенхеля (сладкого укропа), это поможет справиться с приступами голода. Как говорил Сократ, чтобы жить нам нужно есть, но не следует жить, чтобы есть! Я думаю, многие из нас, живущих в развитых странах, в течение всего года переедают. Нельзя забывать, что следует употреблять только пищу, которая есть в это время года. А еще, как говорят в Японии, «хара хатибу» (‘Hara hachibu’) – переставать есть, когда желудок наполняется на 8/10. Если бы мы делали так постоянно, уверена, все стали бы здоровее и энергичнее. Поразительно осознавать, что поглощая меньше, организм способен достичь большего.

(Дохристианские германцы называли весеннее равноденствие ‘Ēostre, или Ostara’, а язычники англо-саксы - Eostre. Так звали богиню весны, плодородия и возрождения. Древние легенды гласят, что эта игривая богиня появлялась на земле весной, когда Бог Солнце проезжал по небу на своей колеснице, знаменуя конец зимы. Богиня приходила на землю в облике прекрасной девицы с корзиной разноцветных яиц. Её сказочным спутником был кролик/заяц. Они приносили новую жизнь растениям и цветам, пряча яйца в полях).


【1 марта 2009】

«Когда тропа жизни крута, сохраняй спокойствие разума».
(Гораций, 65 – 8 до н.э.)

Этой зимой снег в долине Охара выпал поздно. Некоторые цветы в моем саду, заснувшие в конце осени, решили, что пришла весна. Желтые нарциссы, крокусы и морозник черный (Christmas roses) покрылись почками и бутонами, словно намереваясь зацвести. А потом пошел снег.

Одним прекрасным морозным утром я открыла занавески, и перед глазами возник чудесный вид. Долина Охара сверкала, вся покрытая сияющим снегом. На расстоянии, одетая в белое, четко вырисовывалась сверкающая горная цепь Хира-сан (Hira-san). Тадаси спросил, не хочу ли я попробовать взобраться на Бунагатаке (Bunagatake), гору гряды Хира-сан высотой в 1 214 м. После спуска, предложил муж, мы могли бы зайти в Хира-сансё (Hira-sanso), старинную традиционную японскую гостиницу у подножия горы в селении Бумура (Boomura). Два года назад в середине мая мы уже поднимались по этому крутому маршруту к вершине Готениама (Gotenyama) – мне запомнилось, что восхождение было довольно трудным.
Я стала размышлять, смогу ли подняться на гору по такому глубокому снегу.
«Думаешь, я сумею добраться до вершины? Я ходила в снегоступах только пару раз и всего по несколько часов», - спрашивала я. «Узнать можно, только попробовав», - мягко возразил Тадаси. Мы собрались и медленно, – поскольку снег толстым слоем лежал на ледяной трассе, - поехали к северу, по направлению к городку Кацурагава (Katsuragawa). Всё вокруг было сказочным, я словно очутилась в волшебном белом мире. «Растения и животные, должно быть, крепко спят, - думала я, - отдыхая в эти холодные месяцы перед приходом весны».
Мы повернули к селу Бумура, где начинался маршрут. В ночь накануне шел густой снег, поэтому крыши старых домов, храмов и святынь покрывал почти 70-сантиметровый слой пушистого снега.

Было уже полдевятого утра, поэтому мы быстро вышли из машины и переобулись в снегоступы. Мои руки окоченели, пока я застегивала крепления; кончики пальцев покалывали от боли. Закрыв машину, мы перешли через старый красный мост и начали восхождение через темный сосновый лес. Тадаси опытный альпинист, он с легкостью шагал по крутому подъему. Мне было трудно поспевать за ним, дыхание сбивалось. Сопя и отдуваясь, я начала думать, стоило ли мне решаться на этот подъем – острая боль в пальцах усиливалась. Я стащила шерстяные перчатки и стала дышать на пальцы, чтобы согреть их. Тадаси велел мне спрятать руки в карманы, боль к этому времени стала невыносимой – я начала плакать. Меня переполнило ощущение бессилия и безнадежности, я такая слабая, не могу даже выдержать слабого обморожения. Постепенно руки мои согрелись, я робко улыбнулась, и мы продолжили подъем. Тадаси ушел вперед, ступая по следам другого скалолаза, прошедшего здесь в снегоступах раньше в тот же день. Снеговые шапки, лежавшие на ветках кедров, вдруг посыпались нам на головы, сбитые сильным порывом ветра. Выше и выше ступали мы по обрывистой зигзагообразной дорожке. Небо стало припорошенно-синим, солнечный раннеутренний свет лился вниз, озаряя темный лес тысячами вспышек, будто сверканием брильянтов. Спустя полтора часа мы остановились отдохнуть и сели на снег. Я пошарила в своем рюкзаке и достала термос. Мы пили теплый чай из трав шиповника и гибискуса и ели сладкие бобовые булочки, которые я прихватила с собой. Я немного согрелась, чувствовала себя отдохнувшей и взбодрилась.

Тадаси сказал, что нам надо пройти еще 600 метров. Моё сердце упало, – я и так уже обессилела. Когда мы начали с трудом ступать по легкому пушистому снегу, дул сильный ветер, тропинка была немного скользкой. Идя по следам снегоступов мужа, я старалась не думать об усталости и сосредоточиться на неописуемой красоте зимнего леса. Мы продолжали идти ровным шагом, пока добрались до узкой наклонной тропки, поворачивавшей влево.
По мере того, как мы поднимались выше и выше, меня начал охватывать знакомый страх падения. Сердце забилось быстрее, ноги задрожали, я покрылась холодным пóтом. Мне вспомнилась травма, полученная много лет назад...

Каждую зиму после Рождества наша семья отправлялась на лыжный курорт в Сент Мориц, Швейцария. Моя мать и Дадли, её третий муж, оба были бесшабашны. Им было чуть за тридцать; оба любили лыжи, а Дадли еще и тобогган (бесполозные сани). В отличие от бобслея, где гонки проходят командами из двух или четырех человек, в гонке Креста-ран участвуют поодиночке. Ложатся животом на тонкий металлический поддон и используют в качестве тормоза ноги, самостоятельно разворачиваясь на ледяном спуске. Гонщики мчались вниз по ледяному склону длиной в километр на скорости около 85 м/ в час. Я, тогда ребенок, с ужасом наблюдала этот спорт, считавшийся одним из опаснейших в мире. До сих пор ясно помню первый раз, когда я встала на лыжи. Мне было около восьми лет; мать взяла меня и моих младших сестру и брата на подъемник к лыжному спуску в Альпах. Она показала, как закрепить лыжи, как выполнять торможение плугом. После она подвела нас к краю спуска, – мы были очень высоко, от панорамы высокогорья у меня по спине побежали мурашки.
«Поехали!» - крикнула мать и подтолкнула нас.

(на фото: Венеция и её младшая сводная сестра Каролина - в детстве и теперь)

Каролина и Чарльз повиляли на своих лыжах, хохоча. Очень скоро они справились с лыжами и исчезли вдали. Я же, напротив, почувствовала, что мои лыжи опасно сблизились, – и я начала скользить вниз на пугающей скорости. Сердце забилось как сумасшедшее, я не знала, как остановиться и окаменела от ужаса. И решила, что самое лучшее – просто упасть самой. Отбросив палки, я повалилась головой в глубокий мягкий снег под какими-то деревьями. Мои лыжи застряли позади меня в снегу. Я огляделась, ища, кого бы позвать на помощь. Стала звать на помощь, не зная, где мать. Она съехала с горы вслед за мной и смеялась: «Что ты там делаешь? Постарайся встать!» «Не могу», - кричала я, кусая губы и стараясь сдержать слезы. «Давай, Ниши, конечно, ты можешь».


Она засмеялась и поехала дальше вниз по склону. Я не могла поверить, что она бросила меня тут одну, и поклялась себе, что никогда больше не встану на лыжи. Почему она не может быть как все нормальные матери, не устроит для начала тренировку на лыжах? Меня трясло и от ярости, и от страха. Я попыталась снять лыжи и встать; от этого еще глубже застряла в сугробе. Я вся промокла, замерзла, была напугана. Я завопила, по щекам полились слезы.
«Не бойся, я тебя вытащу». Очень высокий добрый лыжный инструктор подхватил меня и помог снять лыжи. Потом усадил себе на спину и свез вниз к началу подъема. Я была замерзшей и несчастной; мы оглядывались в поисках моей матери. Её нигде не было, я поблагодарила инструктора и решила вернуться в теплую гостиницу. Я шла туда, все еще испуганная и злая. Я злилась, что не могу кататься, как остальные; злилась на бессердечие и черствость матери, которая не помогла мне.
С тех пор я боюсь высоты, меня пугает опасность поскользнуться на скользком склоне! Каждый раз, когда я пытаюсь встать на лыжи или пройтись по скользкому скату, на меня накатывают воспоминания того дня, наполняя ужасом. Много раз я пробовала перебороть этот страх и все равно он таится во мне, преследует меня. Даже здесь, в горах, 50 лет спустя.

Я напоминаю себе древнюю римскую поговорку: «Когда жизненная тропа крута, сохраняй спокойствие разума». Это высказывание многократно спасало меня в трудных случаях или когда мне было страшно. Я стараюсь сосредоточиться на каждом вдохе. Я медленно и глубоко вдыхаю, давая себе расслабиться и разуму успокоиться. Обычно такое упражнение помогает справиться с волнением или паникой. Я медленно дышу. Неотрывно смотрю на свои снегоступы, слишком испуганная, чтобы смотреть на крутой спуск в стороне от меня. Медленно, но верно мы продолжаем путь, я ставлю ногу в отпечатки шагов Тадаси. Наконец мы вышли на высоту. После подъема хочется пить, мы выпили немного чаю. Уже половина 12-го, а мы еще на первой горной гряде. Зато солнце пригрело, и ветер утих. Я как раз подумала, что это странно – мы не встретили ни единой птицы; и тут же вдруг раздалось пение маленькой пичужки. Мне казалось, она разговаривает со мной: «Осталось не так далеко; ты сможешь! Сможешь!»

И мы снова шли, выше и выше. Для меня это стало своеобразным паломничеством в благодарность за столь многие радости в жизни. Мы вышли к узкой горной долине, я узнала это место – мы проходили здесь минувшим летом. Тогда мы видели полянку, покрытую аконитами (monkshood). «Теперь они, должно быть, спят под снегом мирным сном», - подумала я.

Услыхав 12-часовую сирену из долины под нами, я почувствовала, что проголодалась. Тадаси настаивал на продолжении пути, боясь, что нам не хватит времени добраться до вершины. Ноги мои устали, хотела бы я быть более выносливым ходоком, чтобы не задерживать его. «Если бы я была хоть немного моложе», - думала я.

Мы достигли гребня горы, из-за порывов ветра склон напоминал снеговые дюны. Тадаси шел впереди, прокладывая мне дорогу. Дальше и дальше, еще два часа, наконец я нагнала мужа. Он терпеливо ждал меня. Я уже начала думать, что он решил идти дальше и подниматься на Бунгатаке в одиночку! Уставшая и очень голодная, я улыбнулась. «Еще минут двадцать, и мы будем на месте, откуда открывается очень красивый вид», - сказал муж. Шаг за шагом, минута за минутой, я с трудом пробиралась по глубокому снегу. Наконец мы добрались до вершины Готениама (Gotenyama). Снежный пик Бунгатаке сверкал в отдалении. Такая красота; панорама горных цепей Китаяма и Хира тянулась на мили и мили. Я почувствовала, что Бог - во всем вокруг нас. Если бы мы могли ощутить это внутренне; признавая тем самым, что божество обитает во всем. Мы стояли на высоте, над верхушками деревьев, отовсюду окруженные снежными пиками.

Я посмотрела на Тадаси, – он был в своей стихии, - и ощутила любовь к нему. Мы оба многое пережили за последние несколько лет. «Без труда не вытащишь и рыбку из пруда», - улыбаясь, я вспомнила эту поговорку и уселась на снег. Мы сняли снегоступы и съели ледяной обед, приготовленный в дорогу. Была уже половина второго пополудни. Тадаси взглянул на часы и вздохнул. Он выглядел подавленным.
«Что случилось?» - спросила я. Он сказал, что уже слишком поздно идти к вершине Бунагатаке, поскольку потребуется минимум три часа, чтобы сойти вниз к деревне, где мы оставили машину. Я расстроилась, потому что знала: это из-за меня мы шли так медленно. Муж сказал, чтобы я не переживала – отчасти причина в том, что он не предполагал, как много снега выпало.

С тяжелым сердцем я начала спуск по проложенной нами же тропке. Тадаси курсировал то слева, то справа от меня, зная о моем страхе поскользнуться. Он сказал, что там, где снег мягкий, риск поскользнуться меньше. Ноги мои тряслись от усталости и напряжения, они стали как желе – как конияку (konnyaku). Вниз и вниз. Лес теперь был тих, ни звука; позднеобеденное небо медленно окрашивалось в бледно-розовые и оранжевые тона. Еще 300 метров, еще 200. Наступили сумерки; у меня не осталось сил, я словно оцепенела.

Когда наконец мы дошли до финиша, светильники риёкана (ryokan, традиционная японская гостиница) Хира-саисо романтично поблескивали за окнами. «Еще несколько шагов перед долгой горячей ванной», - думала я. Я так радовалась, что смогла дойти до подножия горы. Я опустилась на ступени генкана (genkan, вход) совершенно без сил; нас приветливо встретила улыбающаяся Ито-сан. Она взяла мою мокрую куртку и обувь, чтобы высушить и провела меня к ванной. Это была красивая хиноки (hinoki, кипарисовая) ванна в старом стиле. Я быстро помылась и опустилась в горячую воду. О, это был рай; тело медленно расслаблялось, тепло наполняло его до костей. Я открыла окно и посмотрела на звездное небо. Это, наверное, одно из лучших переживаний в Японии! Я отмокала в горячей воде, расслабляясь и медитируя. Потом переоделась и вышла в комнату для гостей, которую приготовили для нас. Вошла и поразилась простой красоте этой комнаты; пол покрыт татами (соломенными матрасами), маленький альков-токонома (tokonoma) с чудесной зимней икебаной в нем. Три стены комнаты составляли раздвижные двери фусума (fusuma) с неброскими изображениями нежных осенних цветов на них, таких как сузуран (suzuran), трава сусуки (susuki), daimongiso, waremoko, azami и другими. Это был словно подарок на радость мне. Как раз недавно я пыталась выучить названия осенних японских цветов.

Ито-сан зашла с чашкой горячего травяного чая ясо (yaso, дикие травы). Я спросила, что это, - она улыбаясь ответила: «Я подумала, что вам понравится этот чай, в нем много японских трав, например, чернобыльник, хоуттунья (houttuynia) и высушенные листья японской мушмулы бива». Позже Ито-сан принесла множество маленьких тарелочек с блюдами из диких овощей, жареную рыбу и мясную запеканку. Там были также японские травы - fuki (японский белокопытник), yama-udo (дикая аралия), seri (водяной лабазник обыкновенный) и прочие. Каждое блюдо украшали лесные листья. Рыба iwana (Salvelinus pluvius) и moroko была из озера Бива. Мясо диких животных с горной гряды Хира. Каждое блюдо было как произведение искусства. Когда мы закончили есть первые блюда, Ито-сан принесла основное угощение - nabe. Тадаси и я попробовали всё, запивая теплым сакэ.
Постепенно мои ноги вернулись к жизни. Я очень устала, но была счастлива.

Мы не смогли увидеть каменную статую дзидзо-сан на вершине Бунгатакэ, но весь день стал для меня паломничеством, чтобы сказать «спасибо» за здоровье и благополучие моей семьи. Древние монахи когда-то совершали странствия от вершины горы Хиэй (Hiei) к Бумура (Boomura); проводя там пятидневный пост и упражнения в аскезе (каждое лето они и теперь собираются там для аскетических тренировок, хотя уже не постятся). Подобным образом, этот поход по снегу и восхождение на гору стал для меня проверкой на выносливость и еще одним уроком в умении сохранять спокойствие разума. Радостное возбуждение и физическая нагрузка, в сочетании с последующей горячей ванной и ужином сделали этот день незабываемым.

【1 апреля 2009】

«Обучение процессу учения может длиться всю жизнь».
(Прем Рават/ Prem Rawat)

В зимние месяцы, когда мой сад отдыхает, у меня появляется время для чтения и записей в дневник. Я люблю сидеть перед пылающей печью с хорошей книгой в ожидании возвращения домой Тадаси и Юджина.

Каждый день я старюсь научиться чему-то новому, из телепрограмм, газет, книг, от друзей или родных. Есть столько источников получения новой информации, которая может облегчить нашу повседневную жизнь. Иногда новые знания сохраняются в памяти; иногда забываются. По мере старения мне труднее держать в памяти всё, что хочется помнить; поэтому я делаю записки, заметки или вырезаю статьи из газет и вклеиваю их в альбом. Особенно интересуют меня статьи о здоровье и окружающей среде.

На днях в Japan Times я нашла тревожную информацию о пластике. Обычно я покупаю только вещи, сделанные из природных материалов, поддающихся биологическому разложению. Так что по сравнению с другими домами у нас очень мало вещей из пластика. Я решила не покупать микроволновую печь, поскольку, что бы ни говорили, мне кажется неестественным готовить или греть пищу с её помощью. Трудно полностью отказаться от использования электроприборов, например, телевизора, пылесоса, светильников. Но если есть выбор, я стараюсь не покупать ничего из пластика, потому что когда придет время выбросить такую вещь, она будет портить окружающую среду. К своему ужасу я узнала также, что пластик крайне вреден для нашего здоровья. Ученые в Канаде, Америке и Англии выяснили, что химическое вещество бисфенол А (Bisphenol A), используемое при производстве пластика, взаимодействует с клетками мозга, деятельность которых жизненно важна для памяти, обучения и настроения.

Исследователи Йельской медицинской школы говорят также, что бисфенол А может провоцировать проблемы развития мозга и гормональной системы младенцев и детей постарше. Растет беспокойство по поводу безопасности пластика, поскольку результаты опытов на крысах связывают его с диабетом, нарушениями деятельности мозга, предраковыми осложнениями в простате или груди, а также с рядом других болезней.

BPA (бисфенол А) впервые синтезирован в 1891 году, широкое использование началось в 1940-1950-е годы. Композит BPA прочный и стойкий, придает безосколочные качества поликарбонатному пластику и, оказалось, вымывается из пластика в пищу и систему водоснабжения. BPA обнаружен в целом ряде повседневных бытовых принадлежностей, включая бутылки для спортсменов, для детского кормления, пищевые контейнеры и компакт-диски! По данным недавнего федерального расследования в Америке этот химикат обнаружен в моче 93% жителей страны. Канада намерена запретить использование BPA в производстве емкостей для детского питания. Юристы Америки также недавно внесли предложение запретить использование ВРА в различных товарах, прежде всего изъять его из производства пищевых упаковочных товаров.

Когда я прочла эту статью, мое сердце упало: ведь я часто использую пластиковые емкости для хранения пищи в холодильнике или морозильнике! Я родилась в 1950-е. В очередной раз с грустью убеждаюсь, что мое поколение в погоне за удобствами разработало и запустило в производство много вещей, которые, как отказывается сегодня, составляют угрозу нашему здоровью. Для хранения сделанных по моим рецептам травяных средств я повторно использую стеклянные бутыли и емкости; однако некоторые компоненты, которые приходится заказывать, например, пальмовое масло, прибывают от производителя в пластиковых емкостях. Постепенно я начала осознавать степень опасности. Консервированные продукты имеют пластиковую упаковочную вставку; сейчас многие товары даже в магазинах натуральных и органически чистых продуктов продаются в пластиковых упаковках или бутылках. Я решила, что любой ценой должна придерживаться правила: покупать только продукты без пластиковой упаковки. Но потом я вспомнила, что даже при покупке свежей рыбы - она обычно упакована в пластиковые поддоны. О, нет... Надо немедленно переместить продукты в стеклянные или фаянсовые емкости...

Вот советы от департамента здравоохранения, разработанные в рамках Национальной токсикологической программы для снижения риска от воздействия BPA.

Как избежать использования бисфенола А/ BPA (статья из The Washington Post):

• Не используйте в микроволновке пищевые ёмкости из поликарбонатного пластика. Поликарбонат может взорваться, вызвав утечку BPA.

• Сократите использование консервированной пищи, особенно кислотообразующих продуктов, например, томатов, - они увеличивают протечку BPA из пластиковой упаковочной обшивки. Используйте овощи, супы и прочие продукты в картонных «кирпичиках» из более безопасной алюминиевой фольги и полиэтиленового пластика.

• Используйте емкости стеклянные, фаянсовые или из нержавеющей стали, особенно для горячей пищи и жидкостей.

• Бутылочки для детского питания должны не содержать BPA; в прошлом году основные производители разработали для упаковки детской пищи пластик без BPA.

【 1 мая 2009 】
Век живи – век учись.

Прошло несколько месяцев с тех пор, как мне открылась опасность пластика, особенно при использовании его для хранения пищи. Со времени дневниковой записи за прошлый месяц я узнала об опасностях связанных с пластиком еще больше. Трудно поверить, что раньше я не особенно задумывалась о том, насколько это важно. Годами я хранила свежие экологически чистые овощи и фрукты в холодильнике, завернутыми в пластик. Как это глупо! Прежде всего, я купила множество альтернативных емкостей в магазине кухонных принадлежностей около моей школы в Киото. Хозяйка магазина удивилась, когда я стала выкладывать на прилавок более тридцати пищевых контейнеров разного размера. Она засмеялась и спросила, что я буду делать со всей этой кучей. Я объяснила ей угрозу для здоровья, которую таит использование пластика для пищевых продуктов. Она молча кивала, слушая меня. «Я слышала, что опасно сжигать пластик, поскольку он выделяет множество ядовитых веществ. Но я впервые слышу, что пластик может стать причиной депрессии или вызвать нарушения мозговой деятельности! Это может быть одной из причин, почему так много людей сейчас страдают депрессией!» - сказала она, завернула мои емкости в газетную бумагу и подарила мне пару банок для солений бесплатно. «Хорошо бы и мне перестать заворачивать всё в пластик!» - засмеялась она.

Я поехала домой в Охару и приступила к делу. У меня ушло десять часов только на то, чтобы убрать из кухни всё пластиковое. Я опорожнила пластиковые бутыли и переместила содержимое в стеклянные, которые хранила на всякий случай. К счастью, мои ученики часто отдают мне пустые бутыли и банки, чтобы я могла использовать их для своих травяных рецептов. Я убрала все пластиковые емкости из холодильника, заменив их стеклянными, нержавеющими или эмалированными. Меня поразило, как много вещей хранилось в стирофоме (пенопластовый упаковочный материал) или пластике. В мусорный пакет, предназначенный только для пластика, выброшено было столько всего! Кстати, даже соседки-домохозяйки отмечают, что в последние пять лет объем пластикового мусора значительно возрос! Закончив работу, я залезла в горячую ванну с японскими лечебными травами, чтобы смыть негативные пластиковые вибрации, а потом в изнеможении упала на футон.

Чем больше я узнаю о множестве угроз от использования пластика, тем больше меня поражают масштабы проблемы. Бесконечное количество искусственных вещей, химикатов, материалов и т.п. придумал и сделал человек за последние 60 лет, стремясь сделать жизнь проще. Увы, эти открытия оказались вредными для здоровья и губительными для окружающей среды.

Опасности пластика в пищевой цепочке:

• Сотни тысяч морских черепах, китов и других морских животных ежегодно гибнут из-за пластика, принятого ими за пищу.

• Пластиковые пакеты и бутыли не поддаются биологическому разложению. Они фоторазлагаемы – размельчаются на меньшие и меньшие фрагменты, отравляя почву и воду; попадая в пищевую цепочку, когда животные случайно их проглатывают.

• Пластик соприкасается практически со всей упакованной пищей. Большинство картонных молочных пакетов, например, сегодня изнутри покрываются слоем пластика вместо воска.

• Пластиковая упаковка используется в равной степени для обычных и органически чистых овощей и фруктов.

• Ежегодно в мире используется 2.7 миллионов тонн пластика для упаковки питьевой воды. Многие исследования доказали, что качество бутылированной воды не обязательно лучше обычной воды из крана.

• Полная информация о пластиковых емкостях для хранения пищи: бисфенол (Bisphenol, BPA) обычно используют для придания контейнерам прочности. Вскоре после начала использования пластик начинает выделять химикаты, которые вызывают гормональные нарушения, рак, депрессии, диабет, психические расстройства – особенно подвержены опасности дети.

• Беременные или кормящие женщины должны помнить, что химикат BPA по кровотоку может быть передан вашему ребенку.

• Банки консервированной пищи и напитков изнутри покрыты слоем, содержащим бисфенол. В процессе консервирования пищи банки стерилизуют в течение часа при температуре 250°. Жара увеличивает выделение BPA; поэтому риск для тех, кто употребляет консервированные продукты, особенно высок.

Безопасное хранение пищевых продуктов:

1) Стеклянные ёмкости – лучший выбор для хранения продуктов; затем могу назвать предметы из фарфора, керамики, изделия эмалированные и из нержавеющей стали. Если крышка пластиковая, следите, чтобы пищевые продукты внутри ёмкости не соприкасались с ней. Чем жиже пища, тем выше вероятность её соприкосновения с пластиковой крышкой – молекулы пластика опасны для здоровья. Обратите внимание на информацию о видах пластика, которые категорически запрещено использовать с пищевыми продуктами. Для меня это сложно, потому что я не читаю по-японски. Мне проще делать покупки в маленьком магазинчике, торгующем натуральными (органическими) продуктами – там я могу спросить продавца безопасен ли пластик, используемый ими в упаковке.

2) Считается, что кислотосодержащие продукты (например, томатный соус) особенно опасно держать в пластиковой ёмкости. Обычно я сама готовлю кетчупы и томатные соусы, но если приходится покупать готовые, я выбираю те, что в стеклянных бутылках.

3) Лично я не люблю пользоваться микроволновой печью. Но я слышала, что стеклянная, фарфоровая и керамическая посуда безопасна для микроволновок. Но не забывайте убрать пластиковую крышку, никогда не готовьте в микроволновой печи с использованием пластика. В разогретом состоянии выше риск вымывания вредных веществ из пластиковых емкостей в пищу.

4) Я всегда стараюсь многократно использовать бутылки и стеклянные контейнеры. В них удобно и безопасно хранить в холодильнике остатки пищи и соусы.

5) В последнее время, к счастью, многие производители пластиковой тары в Японии начали внедрять международную систему нумерации типов используемого ими пластика. Проверяйте номер – он вписан в треугольник на дне контейнера; некоторые виды пластика менее опасны при соприкосновении с пищей и напитками.

6) Если вы собираетесь воспользоваться пластиковой оберточной пленкой, убедитесь по крайней мере, что она не содержит бисфенол А (BPA) и бисфенол С (BPC). В Японии без этих опасных веществ производят упаковку фирмы Polywrap и Ziploc.

7) Делая покупки, старайтесь избегать приобретения свежих овощей и фруктов в пластиковых пакетах, поскольку нельзя быть уверенным в безопасности пластика. Мне не удается полностью отказаться от таких покупок, поэтому дома я немедленно перекладываю купленные продукты в вощеную бумагу или в безопасный пищевой контейнер.

8) Избавьтесь от поцарапанных или старых пластиковых ёмкостей. По мере старения пластик выделяет больше вредных веществ. Небезопасно также использовать пластиковые тарелки и прочую посуду.

【 1 июня 2009 】

«Человек не боится того, что он наблюдал в процессе роста».
(африканская пословица)

В последние несколько дней у нас в Охаре ярко сияет солнце – после ветреной и влажной погоды на прошлой неделе. Растения и травы облачились в по-весеннему свежие листья и тянутся навстречу солнцу, прорываясь из почвы.

Этим утром я заметила толстого длинного червя, выползавшего из-под увядших коричневых листьев около желтого ободка одной из моих клумб. Он извивался вокруг корней бархатцев в горшке, и потом заполз под напоминающие перья листья фенхеля (сладкий укроп, Florence fennel). Я наблюдала за червём, выпалывая пучки травы, показавшиеся из почвы, и думала: как славно, что снова потеплело. Джо, мой внук, которому сейчас восемь лет, подошел и сел рядом, глядя, как я работаю.
«Ниши, разве нам не пора идти? Ведь скоро начнется посадка картофеля, верно?» - сказал он.
Я взглянула на часы, было уже полдвенадцатого. Мне хотелось пойти пешком, а по дороге остановиться на обед в маленьком деревенском ресторанчике под названием «Хандзи» (Hanji), где подают очень вкусную жареную рыбу Тэйсоку (Teishoku). Мы собрались и пошли по долине в сторону храма Сандзэн-ин (Sanzen-in). Шли мимо заново расширенных и распаханных рисовых полей, раскинувшихся по обе стороны от раскисшей дороги. Мы остановились пообедать, а потом снова двинулись к северу, по извилистым сельским дорожкам, в деревню Оногасэ (Onogase).

За маленьким зданием сельской почты дорога пошла вниз, а затем снова вверх. На ней встречалось много экскурсантов, которые поднимались на склоны холмов, чтобы увидеть старые храмы. Мы с Джо свернули вправо и начали подниматься по узкой тропке. Со всех сторон нас окутывал аромат цветущих слив. Свежая травка по обе стороны каменистой тропинки нежилась в лучах солнца. Я была очень рада, ведь у меня давно уже не выдавалось свободного дня. Мы медленно взбирались по крутому склону и вдруг заметили вдалеке небольшие деревянные домишки и самодельные качели, чуть раскачивавшиеся на ветру.
«Это здесь Ватанабэ-сан играет с учениками начальной школы, ведь замечательно, Джо?»
«Хотел бы я тоже ходить в школу Охары, чтобы играть среди этих домиков, - вздохнул Джо. - Asobi no Tatsujin ni aitai!»
Мы ненадолго остановились, чтобы Джо мог всё рассмотреть и покачаться на качелях.
«Надо поспешить, уже почти час дня!» - сказала я, и мы продолжили путь по крутой тропке между рисовых полей.
По дороге мы встретили Тами Ватанабэ с группой детей и их мам.
«Я признательна вам за решение поработать сажальщиками картофеля», - сказала Тами.
«Это мне стоит благодарить, - ответила я. – По-моему, отличная мысль. В этом году я сама думала посадить картофель, англичане ведь его любят. Вместо риса мы дважды в день едим картофель».
«Дважды в день! – рассмеялась Ватанабэ. – Тогда вам надо купить три картофельных участка, ведь урожай нужен немалый».
И снова мы шли по тропинке меж вспаханных рисовых полей. Их травянистые края покрывали собачьи фиалки, колокольчики и “himeodorokiso”! Свежий воздух бодрил и придавал сил, мир казался созданным из неба и рисовых полей, моя душа ликовала. Вдали ясно виднелись склоны Китаяма (Kitayama).
Наконец мы добрались до вершины рисовых полей, где нас ждал высокий и сухопарый Юта Ватанабэ. Он со знанием дела стал показывать нам, что следует делать. Мы внимательно слушали, а потом начали сажать картофельные половинки в подготовленные бороздки.

Я не мешала Джо работать самостоятельно, потому что хотела, чтобы он почувствовал радость выращивания собственных овощей. В моей памяти сохранилось похожее впечатление от выращивания овощей, мне тогда было лет семь. Наша семья переехала на остров Джерси (Нормандские острова в проливе Ла-Манш, в составе Великобритании), отчим купил небольшую ферму, чтобы мы, дети, могли копаться в земле, сажать и поливать, а в итоге почувствовать радость, собирая свой собственный урожай овощей и букеты цветов.

[о семье молодых фермеров Венеция рассказывала в программе Vol.2 Friends at the morning market]

Молодые супруги Ватанабэ интересуются сельским хозяйством еще с университета. Впервые они приехали в Охару, чтобы наблюдать за результатами начатого ими фермерского проекта. Юта и его невеста Тами решили поселиться и заниматься выращиванием овощей в Охаре. Оба любят преподавать, поэтому организовали курсы обучения фермерскому мастерству при новопостроенном Ohara Farm Shop. Тами обучает новичков, а Юта занимается с более подготовленными учениками.

Джо закончил высаживать нашу долю картофеля, и очень собою гордился. Мы помахали на прощанье Тами и двинулись обратно, через игровую площадку с качелями, которую Юта и Тами построили для местных детишек. Я тоже была рада. Было здорово высаживать картофель, бок о бок с другими семьями, а в июле можно будет ждать урожая. Картофель любит простор, солнце и хорошо вскопанную и удобренную почву. Поле супругов Ватанабэ – отличное место, сухое и солнечное. В наше время, когда многие люди даже не догадываются как выращивают овощи, уроки фермерства, преподаваемые семьей Ватанабэ – настоящая находка для тех, кто подумывает оставить город и переехать жить в деревню. Научившись выращивать овощи, мы поймем смысл африканской пословицы: «Ни один человек не испугается того, что он видел растущим».

окончание дневника 2009-го года

источник
Перевод – Е. Кузьмина © http://elenakuzmina.blogspot.com/

No comments:

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...