Thursday, February 24, 2011

«Сигисан Энги Эмаки» (Легенды горы Сиги), храм Чогосонси-дзи/Shigisan Engi Emaki (Chogosonshi-Ji)

Префектура Ямато (Yamato), нынешняя Нара, некогда была политическим центром Японии.
В храме Чогосонси-дзи (Chogosonshi-Ji, также известен как Сигисан-дзи, Сиги но Бисамон-сан) хранится национальное сокровище – Сигисан Энги Эмаки, один из великолепнейших повествовательных свитков в истории японского искусства, созданный в XII веке (ок. 1150 года). Имя художника осталось неизвестным, но уникальная техника, использованная им, привлекает и покоряет сердца зрителей в течение многих веков. Также эти свитки считаются истоком традиционной японской техники комиксов и анимэ.

Гора Сиги находится на границе префектур Нара и Осака. На полпути к вершине горы (437 м над уровнем моря) расположен знаменитый храм Чогосонси (Сигисан-Сингон). [Главный храм Бисямонтэна, он был построен принцем-регентом Сетоку в 594 году в месте, где Бисямонтэн впервые появился в Японии, в месяц, год и день Тигра. В храме хранится Сигисан Энги эмаки, свиток эры Хэйан].

Основанный в VIII веке, этот храм объединяет элементы поклонения горе и эзотерический буддизм. Главная реликвия храма – статуя бога Бисамонтэна (Bishamonten); это один из семи богов удачи (Seven Lucky Gods of Japan), покровитель воителей и даритель богатства.

Свитки с рисунком «Сигисан Энги Эмаки» (Легенды горы Сиги) повествуют историю буддийского монаха секты сингон Миёрэна (Myōren), который жил в IX веке и обладал сверхъестественными способностями.
Три свитка вместе составляют 36 метров и в динамике показывают события.

Первый из трёх свитков, который называется Ямазаки Чодза но Маки (Yamazaki Choja no Maki) изображает, как монах Миёрэн проучил богатого, но жадного землевладельца из Ямазаки.

Чаша для подаяний Миёрэна могла летать к рисовому складу богача и наполняться едой. Но когда жадный крестьянин подкараулил и запер чашу в своем амбаре, Миёрэн сделал так, что чаша перенесла весь склад богача на гору Сиги. Персонажи этой захватывающей истории оживают. Изумленные свидетели происходящего изображены в разных позах, с самыми разными гримасами.

На втором свитке посланник бога Бисамонтэна спускается с небес. Свиток называется «Энги Кадзи но Маки» (Engi Kaji no Maki, 'Exorcism of the Emperor'), или Экзорцизм императора. Речь идет об императоре Дайго (Emperor Daigo, 885 – 930). Когда Миёрэн начал возносить молитвы на горе Сиги, посланник Бисамонтэна по имени Кенгайкохо слетает с небес, чтобы излечить больного императора. Вытянутые космы облаков создают ощущение скорости, с которой божество спускается с небес.

На третьем свитке появляется изображение Великого Будды Нары. Свиток называется «Amagimi no Maki» или «Свиток монахини» и посвящен истории старшей сестры Миёрэна, которая, получив пророчество Будды, отправилась в долгое путешествие в поисках брата.

Техника рисунка передает последовательность событий. Одна и та же фигура изображена в нескольких местах на рисунке, передавая временнýю последовательность происходящего.

Служители храма Чогосонси-дзи считают, что свитки «Сигисан Энги Эмаки» были созданы ради распространения и укрепления религиозной веры.
Старший священник Синзуи Танака рассказывает: «Цель произведения - показать людям прекрасный, удивительный мир, а также направлять их веру. Наши предки делали всё возможное, чтобы сохранить эти свитки. Мы тоже обязаны обеспечить неприкосновенность свитков и передать их будущим поколениям».

«Сигисан Энги Эмаки», храм Чогосонси-дзи – это ярко выраженная мощь бесценного произведения искусства, которое пронзает время и пространство, продолжая пленять сердца зрителей.

источник: National Treasures of Yamato - Shigisan Engi Emaki (Chogosonshi-Ji)

Перевод – Е. Кузьмина © При использовании моих переводов обязательна ссылка на сайт http://elenakuzmina.blogspot.com/

Wednesday, February 09, 2011

Необыкновенные разноцветные храмы Японии/journeys in japan: Colorful Temple Tour

В этом выпуске «Путешествий по Японии» (NHK World: journeys in japan) рассказывается о редких и необычных храмах, у которых есть нечто общее – все они славятся своими яркими цветами.

Храм Риоходзи (Ryohoji Temple, Hachioji Tokyo) – буддийский храм, где божества на указателях и вывесках изображены в виде персонажей из японских комиксов манга.
Главный священник храма, Ничико Наказато (Nichiko Nakazato) и Тороми, иллюстратор и актриса озвучивания, рассказали: «Это не изображение богов, настоящие реликвии хранятся на алтаре. Это просто персонаж манга, который создан на основе образа богини Бэндзайтэн (Benzaiten, богиня развлечений, покровительница воды, слов, красноречия, музыки – всего, что напоминает воду и течение).
Тороми: «Я хотела, чтобы наша символическая богиня полюбилась и детям, и взрослым».
Священник Ничико Наказато: «Сначала, увидев эскизы Тороми, я оторопел. Нет, мне лично они понравились, но меня беспокоило, как отреагируют наши прихожане и сторонники... В храм приходили в основном старички. А мы хотели, чтобы среди посетителей храма были и их дети, и внуки».
Один из служителей (Yoshimasa Ilmuro) отмечает: «Да, сначала я был просто шокирован. Но главный священник постоянно жаловался на отсутствие прихожан. Мы снова и снова обсуждали эту ситуацию и в итоге решили попробовать».

Следующий пункт путешествия по разноцветным храмам Японии – Сэйтенкью (Seitenkyu Temple, Sakado, Saitama) – даосский храм, выстроенный тайваньским купцом. Счастливо исцелившись от смертельного недуга, благодарный делец решил воздвигнуть храм. Ему было знамение, что храм следует поставить именно здесь. Так в Японии и возник этот разноцветный храм. В течение 15 лет его возводили привезенные из Тайваня строители. Яркие краски, необычные для японских храмов, привлекают множество паломников.
Митцуи Фудзии-сан (Mitsue Fujii) приезжает сюда время от времени из Токио, несмотря на то, что путь в одну сторону занимает больше часа. Она чувствует себя здесь уютнее, чем в храмах Токио. «Храм особенно красив, если смотреть со двора... Я молюсь за здоровье детей. Сейчас я приехала для благодарственной молитвы... Сначала вы про себя произносите имена даосских божеств. Потом говорите им свое имя и откуда вы приехали... Если взглянуть вверх, чувствуешь единение с космосом...»
«Несколько лет назад я приехала сюда посмотреть на цветение деревьев. Но цветов еще не было. Зато на глаза мне попалось это великолепное строение. Я вошла внутрь и была потрясена богато изукрашенными деталями храма. Это замечательное место».
Другой посетитель рассказал: «Я узнал об этом храме из интернета. Искал храмы с изображениями драконов – и вот, нашел... Драконы – воплощение силы. Приехав сюда, я был полон восторга и благоговения».
Яркие цвета поистине обладают притягательностью и неожиданной силой, делая нас ближе к космосу...

Далее - необыкновенный храм Дарумадзи (Darumaji Temple, Takasaki, Gunma) или Дарумадера (Darumadera) – буддийский храм, знаменитый своими куклами дарума.
Ежегодно 6 и 7 января в храме Дарумадзи (Такасаки, префектура Гунма) проводится дарума ярмарка, с более чем 250 торговыми палатками и 200 тысячами посетителей. Считается, что куклы дарума приносят удачу.

Японское слово «дарума» происходит из санскритского «дхарма», берущего начало из имени Бодхидхарма, основателя дзен-буддизма. Позднее дарумами стали называть кукол, сделанных в форме дадзен медитирующего.
Дарума – ярко-красная игрушка, созданная по образу Бодхидхармы (Bodhidharma), индийского монаха, основавшего дзен-буддизм в VI веке. Легенда гласит, что Бодхидхарма провел в пещере, медитируя, так много времени (более 9 лет!), что ноги перестали его слушаться. Поэтому и кукла-дарума лишена конечностей.
Дарума-куклы сделаны из папье-маше. Считается, что они приносят исключительную удачу. Это кукла-неваляшка, всегда сохраняющая своё положение, несмотря на попытки её свалить. Она обладает способностью приносить удачу и выполнять желания; она словно подбадривает людей – следуйте мечте, упорно работайте ради намеченной цели, даже если вас пытаются сбить с пути.

Ярмарки дарума-кукол проходят в начале года по всей Японии. Самая известная и крупная – в храме Дарумадера (Darumadera), что в Такасаки, расположенном в 100 км на северо-запад от Токио.
Начало проведения этих ярмарок было положено более 200 лет назад. Главный священник, обеспокоенный положением жителей окрестных деревень, которым в случае неурожая грозил голод, научил их делать кукол дарума и позволил в новогодние праздники организовывать распродажи около храма.

У купленной дарума-куклы нет глаз. Дело в том, что глаза кукле рисует купивший её: загадывая желания, рисуют правый глаз, а когда оно исполняется, рисуют и левый.

Крупных кукол-дарума с одним закрашенным глазом можно обнаружить в конторах политиков накануне выборов. Нет-нет, куклы не подмигивают избирателям в надежде на их голоса. Второй глаз политик готов нарисовать, как только победит на выборах!

Купить даруму или вернуть её в храм, когда желание исполнено, можно в любое время.
Цвета, в которые окрашены дарумы (подобие монашеской робы, покрывающей с головы до пят), имеют значение. Желтый цвет означает богатство, розовый – любовь. У купцов и бизнесменов дарумы красного цвета спросом не пользуются – ведь «быть в красном» (in the red) означает «влезть в долги», «нести убытки»! Дельцы предпочитают кукол-дарума черного цвета. Дарумы зеленого цвета приносят безопасность.

Одна из прихожанок храма принесла даруму с двумя глазами: «Я просила о здоровье и безопасности на дороге. Год прошел, и никаких крупных проблем у меня не было. Вот я и пришла, чтобы выразить свою благодарность богам».

Следующий храм – Сайфукудзи /Saifukuji Temple (Uonuma, префектура Ниигата/Niigata). Это буддийский храм сото-дзен. Он славен шедеврами Исигавы Унчо (Ishikawa Uncho, 1814-1883), резчика по дереву и художника, которого по праву называют Микеланджело Ниигаты (Michelangelo of Niigata).

Главный зал храма, Кайсандо (Kaisando), спроектирован 23-м священником храма и построен в 1857 году. Здесь проводят поминальные службы и ритуалы, чествуя священников этого храма. На некоторых картинах изображен первый священник храма, Хосуцу-Сошун Даоси (Hoshitsu-Soshun Daioshi), а также первый Учитель сото-дзен в Японии Доген (Dogen-zenji, 1200 – 1253) .

Главная достопримечательность храма Сайфукудзи – необычайная роспись и резьба потолков, выполненная гениальным художником Исигава Унчо (Ishikawa Uncho). Потолочная роспись сделана по заказу храма и завершена в 1867 году. Картины изображают историю жизни Догена, который, направляясь в Китай для дальнейшего обучения буддизму, встретил на пути разъяренного тигра. По легенде, посох Догена превратился в дракона, который был его животным-хранителем. Доген был спасен драконом из пасти тигра.

Наверняка художник любил животных. В работах часто сквозит юмор Исигавы Унчо – здесь, например, он изобразил семь разных маленьких животных.

Всю работу Унчо выполнял один. С тех пор не проводилось никаких реставрационных работ, тем не менее, более чем за век росписи не утратили яркости красок.
Фумимару Таканаси (Fumimaru Takanashi), которая занимается изучением фольклора, говорит: «Здесь зимние холода с глубокими снегами длятся долго. Край становится безжизненным и пустынным. А этот храм согревает, он словно излучает тепло. Наверное, поэтому священники заказали выполнение работ именно Исигаве Унчо».
Здесь же расположены другие деревянные скульптуры и резные элементы, включая раздвижные двери с прекрасным изображением горы Фудзи, мастерски выложенном из крошечных дощечек.
На выполнение всех работ Исигаве Унчо потребовалось около шести лет.

Деревянная резьба на потолке окрашена в яркие цвета. А вот притолоки и перемычки, также покрытые резьбой по дереву, словно перетекающей сюда, выходя за пределы потолка, оставлены неокрашенными.
Всё вместе производит неизгладимое впечатление.

Приблизительно в 30 минутах расположен еще один храм, славящийся деревянной резьбой Исигавы Унчо, этого Микеланджело из Ниигаты. Храм Эйриндзи (Eirinji Temple) (Uonuma, префектура Ниигата/Niigata) в простонародье именуют «храмом азартных игроков». Этот дзен-буддийский храм был построен более 500 лет назад.



Унчо был гением резьбы по дереву. За те 13 лет, что он жил в храме Эйриндзи, им было создано огромное количество скульптур и картин. Все они прекрасно сохранились за прошедшие 150 лет.

Исигава Унчо родился в Эдо (нынешний Токио). Он был славен не только своим талантом, но и тремя привязанностями: к выпивке, женщинам и азартным играм.
Kougen Sato, священнослужитель храма, рассказывает: «У Исигавы Унчо были три страсти – алкоголь, женщины, азартные игры. Именно одна из этих страстей привела его в этот храм. Верховный священник храма Эйриндзи также был известным игроком. Сюда и пришел Унчо. Между ними состоялась «игра всей жизни», и Унчо проиграл. А в качестве выплаты проигрыша выполнил невероятной красоты работы для храма. На завершение этих произведений Унчо потребовалось 13 лет!»

Исигава проявлял чувство юмора в своих творениях. Например, говорят, что маэстро был большим поклонником пышнотелых дам с точеными носиками и миндалевидными глазами. Некоторых из своих любовниц творец увековечил в своих скульптурах. Одна из скульптур, если зайти с тыльной стороны, являет взору... обнаженную спину женщины – неслыханная смелость по тем временам!
Эксцентричный гений, Унчо любил жизнь во всех её проявлениях, очень любил животных, которых тоже часто можно найти на его работах.

В специальной урне храма хранится прах, способный, как говорят, приносить удачу в азартной игре.

В префектуре Ниигато есть еще немало храмов, где хранятся произведения этого гениального скульптора и художника. Хондзё-дзи (Honjo-ji Temple) в Сандзё-сити (Sanjo City) – один из них.
Главный храм секты Хокке (Hokke Sect) Нитирэн-сю (Ничирен / Nichiren Buddhism) был построен в 1297 году монахом по имени Ничирен Сёнин (Nichiren Shōnin), одним из самых известных последователей Нитирэн-сю. По легенде, когда он путешествовал, распространяя учение Нитирэн-сю, Лотосовой школы буддизма, - монаха сопровождала священная белая корова. Сейчас деревянная статуя белой коровы – одна из реликвий храма.

Рядом со священной коровой есть деревянное резное изображение другой коровы, священной или нет, неизвестно – но это работа Исигавы. Этот храм хранит несколько произведений Исигавы Унчо, преимущественно фигурки животных, а также резные панели.

Художник и скульптор обрел здесь свой последний приют. За главным зданием храма можно найти его могилу.

Архивный фотоальбом - Colourful Temple Tour



источники: 1, 2, 3, 4, 5

Перевод – Е. Кузьмина © http://elenakuzmina.blogspot.com/

Monday, February 07, 2011

Уютный и экологичный дом Венеции в Охаре, Киото /Living green, Venetia Stanley-Smith Kajiyama truly is at home in Kyoto


Венеция (произносится Вениша) Стэнли-Смит Кадзияма (Venetia Stanley-Smith Kajiyama) родилась в Англии в 1951 году. [См. архивный фотоальбом Vol.27 Winter Warmth] Она росла на Джерси (остров в проливе Ла-Манш, в составе Нормандских островов, Великобритания), в Испании и Швейцарии.

Когда ей исполнилось 19 лет, Венеция отправилась в путешествие по Индии.

Она познакомилась с учителем по имени Прем Рават (Prem Rawat), которому тогда было 12 лет. Девушка осталась в ашраме в Харидваре (Haridwar), слушала его беседы и поражалась ясности, простоте и глубине его мысли. С помощью его техник по достижению внутренней безмятежности и спокойствия, она начала отыскивать ответы на свои вопросы – внутри самой себя.

В том же 1971 году 19-летняя Венеция решила отправиться в поездку по Японии. Она прибыла в Кагосиму (Kagoshima) на корабле из Гонконга. Пожив некоторое время в Токио и Окаяме, девушка обосновалась в Киото.
В 1978 году Венеция открыла здесь свою школу, Venetia International, где она и сейчас проводит уроки английского языка, а также занятия по изучению трав и растений.

В 1992 году она вышла замуж за фотографа Тадаси Кадзияма (Tadashi Kajiyama).
В 1996 году семья переехала в Охару (Ohara, Kyoto), небольшой сельскохозяйственный поселок в горах на окраине Киото, в 20 минутах езды от города.

В этой живописной сельской местности семья живет и сейчас. Они восстановили старый фермерский дом, Венеция разбила сад, где выращивает более 200 видов трав. Практически всё, что нужно для жизни, Венеция получает из трав и растений. На японском языке опубликована книга Venetia's Ohara Herb Diary.

Вместе с мужем Венеция пишет для различных японских изданий статьи по садоводству, о травах, природе, о экологичном стиле жизни.

Венеция мать четверых детей – двух мальчиков и двух девочек, а также у неё есть двое внуков.

Муж Венеции, Тадаси Кадзияма (Tadashi Kajiyama), родился в Нагасаки в 1961 году.
С 1992 года Тадаси начал заниматься исключительно фотоделом. Свободное время он проводит в горах, фотографируя и катаясь на лыжах. У него собралась обширная библиотека фоторабот – горы, природы, виды спорта на открытом воздухе. Пишет статьи об альпинизме и природе для многих японских изданий. Со своим сыном Юджином любит плавать на байдарке.

На японском телевидении Венеция ведет собственную передачу (NHK World: At Home with Venetia in Kyoto), в которой повествует о своей жизни в Охаре, о травах и растениях, а также о своих друзьях, о которых ранее рассказывала в киотской газете, в колонке под названием «Дневник из Охары» (Ohara Diary).

Венеция о своём небольшом садике мечты:
Я выросла в декоративном саду. С самого детства я мечтала, что когда-нибудь буду жить в доме с маленьким садом, полным традиционных английских растений и цветов, таких как дельфиниум, наперстянка, василёк и роза. А еще чтобы в саду были овощи и травы для приготовления пищи, чая, косметических средств и бытовых нужд.
Когда в 1996 году мы нашли этот сельский дом, я поняла, что мы можем начать превращать маленький традиционный японский сельский садик в сад моей мечты.

Пять лет мы потратили на постройку, цветочные бордюры, каменные дорожки террасы, а также на подготовку почвы к высаживанию растений. Мы старались применять только экологичные материалы, которые можно использовать повторно, так что у нас все ёмкости recycled, такие как старые кухонные котлы, деревянные корыта и хибачи [hibachi – переносная жаровня для разогревания и приготовления пищи - Е.К.]. Почва была крайне жесткой и кислотообразующей, так что мы вскопали всю землю, убрали множество камней и смешали почву с компостом домашнего приготовления, песок, пепел из нашего ofuro, немного извести для растений, которые любят щелочную среду.

Каждое окно в доме выходит на сторону со своим тематическим садиком.

Сначала вы видите японский садик, с чайными цветами и лечебными травами. Здесь растительный бордюр белый, серый и оранжево-розовый. У входа и центрального патио обратите внимание на вьющуюся жимолость и глицинии. Здесь окантовки пурпурные и оранжевые, каждая имеет свою тему; эти многолетние растения цветут последовательно, с весны до зимы.

Следующий круглый садик окружает буддийские статуи боддхисаттвы Jizo-san. [Боддхисаттва Дзидзо – один из наиболее почитаемых и любимых в махаянском буддизме. Воплощение обетов боддхисаттвы, вдохновляющих на спасение всех живых существ от страданий. Он защитник детей, женщин и путешественников в шести сферах существования. Сферы существования, подверженные закону Кармы: 1) мир Девов, положительных божеств; 2) мир Асуров, отрицательных божеств, титанов; 3) мир людей; 4) мир животных; 5) мир Претов, низших духов, лишенных возможности удовлетворить свои бесчисленные желания; 6) миры ада. – Е.К.]

Этот сад с классическими цветами Англии, овощами для салатов и цветущими шалфеями. Обратите внимание на ломонос, растущий под кленами. На север от дома расположен лесной садик, в котором растут лечебные травы и тенелюбивые растения.

Пройдя через арку из жимолости и жасмина, увидите наши компостные ёмкости, деревянные, в английском стиле. Здесь же начинается сад вьющихся растений. Множество японских трав, таких как очиток едкий, герань изящная и другие растут по стенам, перемежаясь с разными видами чабреца и дикой земляники.

Далее увидите испанский садик. Мозаика вокруг колодца сделана из осколков китайского фарфора, который я собирала в течение многих лет. Здесь расположены контейнеры с ароматной геранью, целебными травами и растениями, не переносящими заморозков (вербена лимонная, сорго лимонное и другие). Их я заношу в дом в зимнее время, поскольку температура в Охаре иногда опускается ниже нуля. Садик выходит на западную сторону, поэтому я выбрала яркие цвета растений. Они нарядно выглядят под полуденными солнечными лучами.

Последний садик – винный. Это место, где можно проводить пикники, пить вино, наслаждаясь видом растений и кустарников, цветущих яркими цветами розовых, алых и прочих "винных" оттенков. Террасу мы сделали из кирпича, который остался от старой кладки в нашей кухне.

Сад меняется в течение года с наступлением каждого нового сезона. Весной более двухсот бледно-желтых нарциссов появляются меж многолетних растений, вместе с крокусами, тюльпанами и другими цветами. В конце мая наступает период цветения в английском садике, цветут европейские травы и растения. В июне за ними следуют лилии и гортензии. Лето – время цветения растений, которые любят пчел и других насекомых: бергамот, шалфей; за ними в августе следуют классические цветы японского садика – хризантемы, joe pye weed, balloon flower и tora no. И наконец, перед наступлением зимы садик умирает, мы мульчируем [мульчировать - покрывать почву перегноем, соломой для защиты от испарения, замерзания] кайму и бордюры. И всё равно, множество красных ягод на кустарниках, таких как nanten, manryo, senryo и падуб придают саду цветистости, он становится настоящим праздником для птиц, когда снег укрывает землю.

* * *
Венеция как дома в Киото 

Её книги и популярная телепрограмма демонстрируют красоту сознательного, экологичного стиля жизни в сельской местности

Венеция Стэнли-Смит Кадзияма (Venetia Stanley-Smith Kajiyama), или для многочисленных поклонников просто Венеция. В программе телеканала NHK «Как дома с Венецией в Киото» (NHK World: At Home with Venetia in Kyoto) она - истинное воплощение жизни в гармонии с природой. Однако первые два месяца, проведенные ею в Токио, сопровождались неоновыми огнями, свингующим городом и Венецией в образе танцовщицы "гоу-гоу" в дискотеке Shinjuku.

На фото (автор – Тадаси Кадзияма) – Венеция ухаживает за растениями в своем саду в Охаре, пригород Киото

Шел 1971 год. Венеция признаётся, что её неподходящее занятие было мотивировано исключительно деньгами: «Я искала работу певицы, но владелец клуба сказал, что если я надену футболку и шорты, и протанцую три композиции подряд, он заплатит мне ¥5,000».

Только что прибывшая в страну, Венеция отчаянно искала средства для жизни – нужно было питаться и найти жилье. Но воспоминания тех лет теперь ей приятны: «Я стояла на маленькой платформе посреди дискотеки, и как только я делала танцевальное движение, все бывшие на танцполе внизу обязательно копировали меня. Я двигалась вправо – все танцующие двигались вправо. Это было невинно и немного наивно».

Тем не менее, очарование Токио вскоре потускнело. «У меня сложился очень стандартный и романтичный образ Японии», - вспоминает Венеция. Спутник-экспат, живший в Киото, предложил ей путешествие на запад страны, к храмам, святыням и великолепию японского сельского пейзажа.

Сейчас Венеция преуспевает в этой сельской местности. У неё есть старинный фермерский дом в Охаре на окраине Киото, с обширным садом трав и других растений, который она сама называет «триумфом непринужденности и естественности». Её книги о травах и здоровом образе жизни в гармонии с окружающим миром, а также телепрограмма на канале NHK – пример природной красоты осознанного и ответственного стиля жизни в деревне.

Не считая нескольких лет, в течение которых она путешествовала по Японии, Венеция живет в префектуре Киото с 1971 года. Этот район в конце концов приручил и одомашнил страстную путешественницу, которая считает жизнь странствием и с ранних лет много переезжала.


Детский сад Венеция посещала в Испании. Отец жил в Швейцарии, а она с матерью основное время проводили в Британии:
«Мы постоянно перелетали с места на место, с раннего возраста моя жизнь проходила где-то на борту самолета».


Венеция признается, что ей приходилось приучать себя к комфортному ощущению собственного привилегированного воспитания. «Лет с семи-восьми я чувствовала себя совершенно чужеродным существом в том окружении, где родилась. Моя мать принадлежала к сливкам общества... отчим играл в гольф с Шоном Коннери... Но я никогда не понимала, зачем всё это, вокруг чего весь шум?»


(слева вверху: Венеция с матерью и сводными сёстрами и братом)

Семейство Стэнли-Смит прослеживает свою родословную от Битвы при Гастингсе, а её предки носили титул Лорд Керзон (Lord Curzon), наслаждаясь избранностью и блеском английского сословия пэров.
«Моя мать очень хотела, чтобы я вышла замуж за герцога или кого-то такого. Она оказывала на меня крайнее давление в этой связи, и это, разумеется, подтолкнуло меня в противоположном направлении».


(на фото: Школа-интернат для девочек; Венеция сидит вторая слева)

Англия конца 1960-х – это были стиляги, Джими Хэндрикс и растущий интерес к восточным философиям.

Венеция в те годы была подающей надежды певицей, во время каникул совершая туры с группами вроде Sounds Incorporated, которые были «на разогреве» у The Four Tops и The Beatles. Поворот судьбы она восприняла как подтверждение тому, что будущее не сулит ей карьеру певицы.


«Нашей главной песней была 'Scarborough Fair', старинный английский мадригал, переделанный нами в народную песню. Мы даже подписали контракт с Island Records на запись сингла, но едва мы подготовили демонстрационный диск, Саймон и Гарфанкел (Simon and Garfunkel) выпустили эту же песню. Какова вероятность того, что они найдут ту же песню, и исполнят лучше, да еще в сопровождении целого оркестра? Я поняла это как недвусмысленный знак: музыка – не то, чем мне стóит заниматься».

19-летняя Венеция отчаянно жаждала глубины, смысла жизни. Напряженная семейная ситуация, отложенная на непонятный срок карьера певицы... Девушка, как и многие из её сверстников, обратилась в поиске ответов к Востоку.

«Меня не покидало ощущение, что есть нечто, чем мне действительно надлежит заниматься», - говорит Венеция. И она нашла единомышленников, услышав о 12-летнем мальчике, проповедующем в Индии. После нескольких дарованных счастливым случаем встреч с его последователями в Лондоне, Венеция решает отправиться в Индию сама, чтобы послушать Прем Равата (Prem Rawat) лично.

Присоединившись к группе паломников, Венеция провела в ашраме Прем Равата 10 месяцев, слушая его Учение медитации и проповеди. Рават, ободренный вниманием молодых паломников из Европы и Америки, решил поехать распространять своё учение за океаном, и пригласил Венецию сопровождать его последователей в поездке по Европе. Однако Венеция стремилась подольше оставаться вдали от Англии, и решила отправиться дальше на Восток – в Японию.

Путь её в Японию лежал через Таиланд, через море. Она неизменно полагалась на доброту и поддержку товарищей по путешествию. Из Гонконга до Тайваня, до Кагосимы (Kagoshima), - случайные встречи и щедрость незнакомых людей были ей поддержкой. Автостопом Венеция добралась из Кагосимы в Осаку. Наконец она остановилась – ей понадобилась помощь, ведь девушка не была даже уверена, в какой стороне находится Токио.

«Я зашла в полицейский офис в Осаке, и дежурный посоветовал мне сесть на поезд. Когда он наконец понял, что денег у меня нет, он посадил меня в полицейскую машину. Я решила, что меня арестовали. Но полицейский подвез меня к автостраде, припарковался и начал останавливать грузовики, пока не нашел один, идущий в Токио. Водитель согласился меня подвезти, и купил мне первую мою еду в Японии».


Пребывание Венеции в Токио длилось всего пару месяцев, а вот её приключения в Киото растянулись на период длиною в жизнь. Она обучала разговорному английскому, вышла замуж за японца, родила детей. В 1978 году открыла собственную школу – благодаря собственному упорному труду, а также пожертвованию одним из учеников основной суммы денег.

Венеция обосновалась в городе, рядом со школой (Venetia International, на фото вверху) в Sakyo Ward. Но она мечтала о жизни где-нибудь ближе к природе. И вышло так, что сельская жизнь её будущего началась с чашки чая.

С самого начала Венеция завела традицию угощать студентов своей школы чаем, традиционным английским или травяным. Понемногу она начала выращивать свои собственные травы в маленьких горшочках, выстроившихся на подоконнике её городской кухни. Эти травы были символом, частичкой дома: «Я думала, что в один прекрасный день вернусь в Англию», - вспоминает Венеция. И она продолжает упорно трудиться, чтобы её трое детей получили образование в международных или зарубежных школах.

Непростое замужество не смогло противостоять её напряженной, занятой жизни. В 1986 году Венеция и её (первый) муж разводятся. Шесть лет Венеция работает, одна воспитывая троих детей.
А потом она познакомилась с Тадаси Кадзиямой, который стал её вторым мужем. Он работает горным фотографом, увлекается альпинизмом, пишет книги.
В 1994 году у супругов родился сын Юджин.

* * *
NHK World: At Home with Venetia in Kyoto:
Венеция и Тадаси поженились в ноябре 1992 года, на горной вершине. [См. архивный фотоальбом Vol.23. A Mountain Bond] С тех пор каждый год супруги отмечают годовщину свадьбы, поднимаясь в горы. Охара, где живет Венеция с семьей, окружена живописными горами – это одна из причин, по которой она выбрала это место.

С будущим мужем, Тадаси, Венеция встретилась 18 лет назад; он моложе неё на 9 лет.
В 1984 году Тадаси путешествовал по Непалу, был в Индии, поднимался также на Гималаи. Вернувшись в Японию, открыл индийский ресторан Didis, которым руководит до сих пор.
Здесь он и познакомился с Венецией. В то время Тадаси не знал, чем заниматься в жизни. Зато чувствовал, что счастливее всего он – когда карабкается в горы. Венеция посоветовала ему отправить фотоработы в журналы, заняться маркетингом. После того, как они поженились, Тадаси всё своё время занимается альпинизмом и фотографирует. Также он помогает Венеции писать статьи и книги – она говорит по-японски, но читать и писать на этом языке ей сложно.

* * *
Её четвертая беременность, наступившая в возрасте 43-х лет, заставила Венецию обратиться к еще более углубленному изучению трав и растений. «Сестра прислала мне книгу о лекарственных травах. Я вдруг поняла, что с помощью трав могу делать очень многое». В 1996 году Венеция наконец смогла осуществить мечту своей жизни – семья переехала в сельский дом в Охаре, что в 40 минутах езды от центра Киото.


Венеция начала вести занятия по использованию лекарственных растений и природных альтернатив для любых бытовых нужд, от зубной пасты до шампуней. Она поясняет: «Когда мы поселились в доме в Охаре, мы осознали, что всё, чем привыкли пользоваться, любой искусственный продукт, любое вещество в итоге оказывается в ручье за нашим домом. Я поняла, что должна пользоваться натуральными материалами».

Разыскивая рецепты, которыми пользовались в прединдустриальной Англии, Венеция методом проб и ошибок отыскивала наилучшие и самые натуральные продукты домашнего изготовления. Между тем, она и Тадаси постепенно воссоздавали небольшой садик, воплощая давнюю мечту.

Чтобы завершить работу, понадобилось шесть лет и 132 кв. м земли. Венеция бережно удобряла землю компостными материалами собственного производства и высаживала свои травы и растения. Новости о красоте домашнего садика распространились быстро. Венеция и Тадаси начали вести колонку в токийском издании the Kyoto Shimbun, популярном воскресном приложении, выходившем в 2000 - 2003 годах. В 2002 году Венецию пригласили принять участие в Национальном японском конкурсе садоводов (The Japan National Gardening Contest), и она со своим садиком мечты получила главный приз.

После этой награды телеканал NHK начал регулярно снимать её садик для своих передач. После успешного выхода её первой книги, «Дневник трав Венеции из Охары» (Venetia's Ohara Herb Diary), разошедшейся тиражом в 140 000 экземпляров, Венеция начала выпускать свою собственную телепрограмму, премьера состоялась в апреле 2009 года.
Поклонники этой телепрограммы – которая выходит 6 раз в неделю в Японии на канале NHK, а также на английском языке под названием «Дома с Венецией в Киото» (At Home with Venetia in Kyoto) – имеют возможность наблюдать неспешную жизнь Венеции, её внимание и заботу о саде и растениях.

По статистическим данным канала NHK, самыми популярными в передаче являются эпизоды, когда Венеция зачитывает свои оригинальные эссе на английском языке. Однако сама она настаивает на том, что её личная заслуга в популярности этой телепрограммы невелика: «Это комбинация множества составляющих. Совершенно невероятная работа оператора... чудесный рассказчик... прекрасная музыка, которую написала японка, живущая в Испании... Но дело и в самой Японии. Сейчас так много статей и информации о стрессах, депрессии, о людях, которые не могут найти работу, – но одновременно есть желание заботиться о природе, стремление правильно питаться, выращивать здоровую пищу. Эта телепрограмма помогает людям расслабиться».

Венеция, скромно и непритязательно использующая возможность рассказать о своем простом стиле жизни, говорит, что больше всего любит, когда телепрограмма повествует о других людях в их повседневности. «Самое волнующее и приятное для меня, – когда люди пишут или звонят, чтобы рассказать, как они готовят и используют натуральные средства. Японские женщины, домохозяйки и сейчас находят время для таких мелочей. Они стремятся сделать свой дом, свою семью, окружение безопасным и здоровым, используя натуральные материалы и средства».

* * *
NHK World: At Home with Venetia in Kyoto:


Венеция живет в Охаре почти 15 лет. У неё 4 детей, но трое [от первого брака Венеции] уже выросли и покинули дом, и только младший, Юджин живет с родителями.

Венеция всегда мечтала иметь свой сад. Садоводство помогает ей лучше понять Японию.
Дом в Охаре, где живет семья Кадзияма, был построен более 100 лет назад. Венеция влюбилась в этот старый сельский дом с первого взгляда. Её муж сам провел строительные работы. Семья постаралась сохранить уникальные старые черты дома – кухня, печи, - и заново использовать их.


Наверху сделали новые окна – старые были маленькие, и в комнатах было темно.
- Всё в доме приходилось чинить или менять, - вспоминает Тадаси. - Мне нравится такая потертость, изошенность дома, это круто, - говорит сын Юджин.

Венеция рассказывает, что работа в саду, даже самая тяжелая, помогает ей расслабиться. Она любит названия – имена – растений. Например, незабудка, forget-me-not... «Такие названия создают связь между людьми и растениями. В старые времена люди ценили растения, словно те – члены семьи или друзья».


«Мы счастливы, когда мелодия нашей жизни настроена на времена года, в гармонии с ними. Каждый день я работаю в саду, и чувствую, как беспокойство и стресс покидает меня».

источники:
Living green, Venetia truly is at home in Kyoto;
Vol.1 Daffodils in Spring (фотоальбом, YouTube);
Vol.23. A Mountain Bond (фотоальбом);
Vol. 27 Winter Warmth (фотоальбом);
Venetia International

Перевод, подбор фотографий – Е. Кузьмина © http://elenakuzmina.blogspot.com/

Wednesday, February 02, 2011

Национальные сокровища Нары: Бодхисаттва Майтрейя, Босацу Ханка-зу/National Treasures of Yamato (present day Nara): Bosatsu Hanka Zou



Деревянная статуя Босацу Ханка-зу (Bosatsu, Hanka Zou) в храме Чугу-дзи (Chugu-ji), что в Наре – выдающееся произведение древнего искусства и национальное достояние Японии. Эта скульптура высотой около 1.7 м была вырезана в VII веке из камфарного дерева. Поза, в которой изображена фигура медитирующего (Майтрейя - будда будущего), соответствует канонам: полускрещенные ноги, лодыжка правой ноги покоится на колене опущенной левой, локоть правой руки удобно покоится на ноге, палец касается щеки – называется позой ханка-сьюи (hanka-shiui). Загадочное и отрешенное выражение лица с едва заметной улыбкой считается классическим примером того, что в буддизме называют архаичной улыбкой, характерной чертой для статуй этого периода. Улыбка Босацу Ханка-зу признана одной из трех величайших известных миру, наравне с улыбкой Сфинкса в Египте и Моны Лизы Леонардо да Винчи.

Город Икаруга (Ikaruga), префектура Нара. Здесь впервые укоренился буддизм, поскольку Принц Сотоку (Prince Shotoku) стремился к распространению этой религии. Храм Чугу-дзи (Chugu-ji temple) находится в этом историческом месте – храмовом комплексе Хорудзи (Horyuji).

Буддизм пришел в Японию всего за 50 лет до того, как был возведен храм Хорудзи. Новая религия с готовностью была принята японцами. Основан храм Хорудзи принцем Сотоку в 607 году, согласно предсмертной воле его отца, императора Ёмея (Emperor Yomei). В 670 году в храме случился пожар, однако строение было тщательно восстановлено. Таким образом, храм Хорудзи – старейший из сохранившихся буддийских храмов в Японии.

Храм Чугу-дзи, выстроенный по соседству со Священным храмом Хорудзи (Horyuji) в VII веке, считается одним из семи великих храмов, заложенных принцем Сотоку. Изначально это были покои императрицы, матери принца Сотоку, а после её смерти в 621 году Чугу-дзи сделали храмом. Будда будущего, Miroku Bosatsu (the Future Buddha) – основная достопримечательность этого храма.

Потемневшая от времени деревянная скульптура, как считают, была создана корейским скульптором-переселенцем в начале VII века. Рядом с алтарем – репродукции древних гобеленов, известных как Тендзюкоку Мандала (Tenjukoku Mandala). Мандала закончена госпожой Тачинаба (Tachinaba-san) в 623 году, после смерти принца Сотоку, в знак почтения его памяти.
В XIII веке одна монахиня спасла остатки мандалы и сшила лоскутья – таким образом, фрагменты древних гобеленов дошли до наших дней. Мандала изображает Принца Сотоку в райских кущах. Даже сейчас еще можно различить изображения небесных божеств, а также символических черепах и фениксов.

С 1602 году храм Чугу-дзи стал женским монастырем. Статуя Босацу – основной объект поклонения, - находится в храмовой пристройке, датированной 1968 годом.
Сидящий в медитации Будда Босацу дарует теплый прием и приют всем прихожанам.
Традиционно его называют Ноэрин Канзеон Босацу – бодхисаттва, который призван истребить земные желания, принеся благополучие, и спасти все страдающие души в этом мире. Люди, которые отчаянно стремятся найти правильный путь в жизни, приходят в поисках мудрости к этому бодхисаттве.

Ньюга Канью – бодхисаттва, входящий в самость, и самость, входящая в бодхисаттву. Эта практика проводится в храме Чугу-дзи ежедневно.
Цель – стать единым целым с бодхисаттвой, который перманентно пребывает в состоянии пустотности, и обрести сердце, исполненное милосердия и сострадания. Говоря языком мирян, это способ взглянуть внутрь себя.
Bosatsu Hanka Zou, сидящий в глубокой медитации, как говорят, является воплощением бодхисаттвы, который просит людей: загляните в самих себя.

Косон Хинониси, глава храма (Koson Hinonishi, Head Priest), говорит: «Люди склонны обвинять во всех бедах мир: родителей, общество, политиков и так далее. Но измениться должны мы сами. Даже небольшие перемены могут творить чудеса. Мы осознаем это, только когда заглядывая внутрь самих себя. И к этому призывает нас фигура медитирующего».

Национальное достояние Японии, деревянная фигурка Bosatsu Hanka Zou искренне улыбается, даруя мудрость проводника для потерянных, заблудших и беспокойных духом.

источники: National Treasures of Yamato - Wooden Bosatsu Hanka Zou (Chugu-ji);
Horyuji and Chuguji

Перевод – Е. Кузьмина © http://elenakuzmina.blogspot.com/

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...