Monday, July 19, 2010

«Норвежский лес» Мураками. Послесловие переводчика / Norwegian Wood by Murakami: Jay Rubin. Translator’s Note

Харуки Мураками был ошеломлен и подавлен, когда количество его читателей вдруг увеличилось с шестизначной цифры до миллионов после публикации в 1987 году «Норвежского леса». Быть известным – это одно; быть суперзвездой – совсем другое.

Это сумасшествие заставило писателя вернуться к своей анонимности в Европу (он написал эту книгу в Греции и Италии). В 1991 году он переехал в США. Только в 1995 году Мураками смог вернуться к жизни в Японии, причем на собственных жестких условиях: никаких появлений на телевидении и профессиональной напыщенности, ожидаемых от японского писателя-автора бестселлеров.

«Норвежский лес» до сих пор единственная книга Мураками, которую читал «каждый» японец. А вот молодые читатели Мураками выросли вместе с ним, с тех пор, как он начал биться с темным прошлым Японии (в «Хрониках заводной птицы»), а в 1995 году - с ударом двух трагедий - землетрясением в Кобэ и, в «Подземке», с газовой атакой в токийском метро.

Привыкшие к спокойной фрагментарности и американскости повествований о таинственной овце и исчезающих слонах, некоторые из читателей Мураками пришли в замешательство, обнаружив, что «Норвежский лес» - «всего лишь» история любви, – а также подозрительно напоминает тот тип японской мейнстримовой автобиографической прозы, от которой Мураками отказался еще со времен своего дебюта в 1979 году.

Как рассказывает сам Мураками: «Многие мои читатели решили, что «Норвежский лес» - это отступление, предательство того, чем были мои работы раньше. Однако лично для меня всё как раз наоборот: это было приключение, вызов. Я никогда еще не писал такой простой, искренней истории, и мне хотелось проверить себя. Я перенес действие «Норвежского леса» в конец 1960-х. Я снабдил главного героя подробностями собственного университетского окружения и студенческого быта. В результате многие решили, что это автобиографический роман, но на самом деле это вовсе не так. Моя собственная юность была гораздо скучнее и менее драматична. Если бы я просто буквально описал свою жизнь, в романе было бы не больше 15 страниц».

Автор может подшучивать над её автобиографичностью, но книга действительно читается, ощущается как автобиография; она облагорожена пережитым опытом вместо интеллектуальных игр и сверхъестественного. Книга действительно намного правдивее и искреннее, чем любой другой его роман, говорит нам о жизни молодого Харуки Мураками, когда он впервые приехал из Кобе в Токио. Тогда, в 1968 – 1970-х, о которых идет речь в романе, посреди волнений и неистовства студенческого движения, переживания Мураками были сконцентрированы на встрече с любовью всей жизни, с его женой Йоко. Хотя, конечно, автор прав: здесь много вымысла, много карикатур и юмора, много символов, которые постоянные читатели Мураками немедленно узнают. Так что это ни в коем случае не «всего лишь» любовная история.

Постоянные зарубежные читатели Мураками наверняка приобрели издание романа, ранее вышедшее в переводе Альфреда Бирнбаума (Alfred Birnbaum), которое предназначалось для распространения в Японии и снабжено грамматическими ссылками в конце, чтобы студенты получали удовольствие от книги любимого автора, одновременно постигая тайны английского языка.
Хотя роман опубликован уже на французском, итальянском, китайском, корейском, норвежском языках и на иврите, данное издание – первый перевод романа на английский язык, который Мураками одобрил к публикации за пределами Японии.

Джей Рубин (Jay Rubin)

По изданию
Перевод – Е. Кузьмина © http://elenakuzmina.blogspot.com/

фрагменты и цитаты из романа (англ.)
"Норвежский лес" Послесловие автора (1987)

No comments:

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...