Wednesday, March 04, 2009

Биография Кэтрин Мэнсфилд / Katherine Mansfield (Kathleen Beauchamp), 1888-1923, biography

Кэтрин Мэнсфилд (Katherine Mansfield), урожденная Кэтлин Бичем (Kathleen Beauchamp) родилась 14 октября 1888 года в Веллингтоне, Новая Зеландия, в семье банкира, принадлежавшей колониальному среднему классу.

У Кэтрин было две старшие сестры, Вера (род. 1885) и Шарлотта (1887), а также младший брат Лесли Херон (Чамми) (род. 1894). Кроме того, она была двоюродной сестрой писательницы Элизабет (Беттины) фон Арним (Elizabeth von Arnim).

В 1893 году семья Мэнсфилд переехала в Карори, где Кэтрин провела счастливейшие годы детства. Воспоминания о том времени позднее вдохновили писательницу на создание рассказа «Прелюдия» (Prelude).

В 1898 году семья вернулась в Веллингтон. Отец, Гарольд Бичем (Harold Beauchamp) стал председателем Новозеландского банка, а также был произведен в рыцари.

В 1898 и 1899 годах в школьных изданиях, High School Reporter и Wellington Girls' High School magazine, были опубликованы первые рассказы Кэтрин.

В 1900-1901 начались отношения Кэтрин с семьёй Трауэлл – она брала уроки игры на виолончели у отца семейства, а кроме того влюбилась в его сына, виолончелиста Арнольда Трауэлла (Arnold Trowell), у которого был брат-близнец по имени Гарнет. Её чувства остались без взаимности.

В своих дневниках Мэнсфилд писала об утрате иллюзий по поводу Новой Зеландии вследствие репрессий в отношении народа маори — в её поздних рассказах, например, «How Pearl Button Was Kidnapped», они изображены с симпатией и сочувствием.

В январе 1903 года Мэнсфилд с сестрами Верой и Шарлоттой отправилась в Лондон, учиться в Queen's College. Она возобновила занятия игрой на виолончели, - во время учебы в колледже девушка была уверена, что это станет её профессией.
Однако Кэтрин посвящала время и писаниям для школьной газеты, даже стала её редактором. Она особенно интересовалась произведениями французских символистов и Оскара Уайльда. Ровесники любили девушку за живое, притягательное отношение к жизни и работе. В своих дневниках КМ пишет: "Мой ум был как белка. Я накапливала, собирала и прятала, на период той долгой "зимы", когда снова открою все эти богатства..."

В этом же 1903 году в колледже Кэтрин познакомилась с южно-африканкой Идой Констанс Бейкер (Ida Constance Baker), писавшей под псевдонимом Лесли Мур (Lesley Moore) – они оставались друзьями всю жизнь.

Живя в Лондоне, Мэнсфилд не принимала активного участия в политической деятельности, например, в движении британских суфражисток (женщины в Новой Зеландии получили право голоса в 1893).

Первые путешествия в континентальную Европу Мэнсфилд совершила в 1903-1906 годах, преимущественно в Германию и Бельгию.

В 1906 году, завершив обучение в Англии, Кэтрин вместе с сестрами вернулась в Новую Зеландию. Там она начала писать короткие рассказы. Несколько её работ были опубликованы в мельбурнском издании the Native Companion, – впервые она получила деньги за свои рассказы. Девушка решает стать профессиональной писательницей. Именно тогда она берет псевдоним К. Мэнсфилд.

Очень скоро юной Кэтрин прискучила провинциальная жизнь. Она жаловалась, что новозеландцы «не знают собственного алфавита». Девушка восставала против своей семьи и Новой Зеландии: "Здесь я чувствую себя совершенно больной от горя и тоски - это кошмар... не могу понять, как можно хотеть здесь жить".

Отец воспротивился карьере Кэтрин как виолончелистки. В 1908 она изучает бухгалтерию и машинопись в Техническом колледже Веллингтона. Ида Бейкер убеждает отца Кэтрин отпустить её в Англию, обеспечив содержание.

В 1908 году Мэнсфилд возвращается в Лондон. Отец до конца жизни высылал ей ежегодную сумму в 100 фунтов, увеличивая её, если дочери требовалось лечение.

Позднее в своих дневниках писательница выражала одновременно восхищение и презрение к Новой Зеландии. Она больше никогда не возвращалась на родину, отчасти из-за своей болезни, туберкулёза.

В этот период у Мэнсфилд было две лесбийских связи, о которых известно преимущественно из её дневников. Биограф писательницы Анжела Смит называла это доказательством её «трансгрессивного импульса», хотя у Мэнсфилд всегда были любовники-мужчины, и периодически она пыталась подавить свои чувства. Первая связь была с Маатой Махупуку (Maata Mahupuku), наполовину маори, с которой Кэтрин познакомилась в Веллингтоне, а позже встретилась в Лондоне. В июне 1907 года она пишет: «Я хочу Маату – как раньше, ужасно. Это непристойно, знаю, но это правда». Вторая связь, с Эдит Кэтрин Бендалл (Edith Kathleen Bendall), длилась с 1906 по 1908 годы, и снова Мэнсфилд открыто признавалась в своём обожании в дневниках.

В 1907 году в Лондон вернулись мистер и миссис Трауэлл, чтобы устроить проживание своих сыновей, Арнольда и Гарета, которые в Европе изучали музыку.

Возвращение в Лондон

В Лондоне в 1908 году Мэнсфилд погрузилась в богемную жизнь, обычную для художников и писателей того времени (хотя за 15 месяцев жизни здесь она опубликовала только один рассказ и стихотворение). Она сама писала об этом как о "ничтожном и бесполезном периоде".

Мэнсфилд искала дружеских отношений с семейством Трауэллов. Арнольд был в связи с другой женщиной, и Кэтрин – в сентябре 1908 - завязала страстные отношения с его братом, Гарнетом. В начале 1909 года она забеременела, но родители Трауэлла, не одобрявшие их отношений, отказали ей в доме, и пара рассталась.

2 марта 1909 года Кэтрин скоропалительно вышла замуж за Джорджа Баудена (George Bowden), учителя пения, с которым познакомилась в конце 1908. Он был старше Мэнсфилд на 11 лет. Тем же вечером она ушла от него, так и не выполнив супружеского долга.

[Сомерсет Моэм в "Искусстве рассказа" пишет: Молодожены отправились на ночь в гостиницу, но новобрачная не позволила мужу осуществить то, что он рассматривал как свое законное супружеское право, и на следующий день оставила его.]

Затем произошло кратковременное воссоединение с Гарнетом Трауэллом – в середине марта 1909 года Кэтрин ездила к нему в Ливерпуль.

[Моэм: Она поехала в Ливерпуль к своему любовнику, который играл там в оркестре передвижной труппы музыкальной комедии, и, как рассказывают, некоторое время работала в этой же труппе хористкой. Она была беременна, но знала ли она об этом, когда выходила замуж, остается неясным.]

В апреле 1909 Кэтрин побывала в Бельгии.

А в конце мая, узнав о замужестве дочери, приехала мать Кэтрин, Энни Бичем. В развале брака дочери она винила её лесбийские отношения с Идой Бейкер и очень скоро отправила Кэтрин на курорт Верисхофен в Баварии. Там произошел выкидыш, хотя неясно, знала ли об этом мать, уехавшая домой через пару недель по прибытии в Германию (впоследствии Мэнсфилд вычеркнули из материнского завещания).

Пребывание в Баварии значительно повлияло на литературные взгляды Мэнсфилд. Она впервые прочла произведения Антона Чехова, оказавшего гораздо большее влияние на ее творчество, чем Оскар Уайлд, на котором она была буквально зациклена в юности.

В январе 1910 года Мэнсфилд вернулась в Лондон, требуя, чтобы Джордж Бауден, брак с которым был зарегистрирован, жил с ней как супруг.

В феврале писательница познакомилась с издателем А. Р. Ораджем (Alfred Richard Orage). Она опубликовала более десятка своих работ в его журнале "Нью эйдж" (The New Age), имевшем социалистическое направление и публиковавшем высококлассные интеллектуальные материалы.

В марте 1910 Мэнсфилд перенесла операцию, оставила Баудена и поселилась с Идой Бейкер. Она становится другом и любовницей Беатрис Гастингс (Beatrice Hastings), которая жила тогда с Ораджем. Литературные вечеринки не вызывают у Мэнсфилд энтузиазма: "Милые комнаты, милые люди, милый кофе, и сигареты в высоких кружках... Невыносимо, я в отчаянии".

Германские впечатления Мэнсфилд стали основой её первого опубликованного Ораджем сборника, «В Германском пансионе» (German Pension, 1911), - работа, заслужившая похвалы критиков (и отличавшаяся сатирическим изображением немцев). Однако сама писательница в 1920 году отмечала: "Я ни при каких обстоятельствах не допущу новой публикации "Германского пансиона". Всё это слишком незрело... и недостаточно хорошо". Самым известным рассказом сборника стал «Фрау Брехенмахер посещает свадьбу» (Frau Brechenmacher Attends a Wedding).

Встреча с Джоном Марри

В декабре 1911 года Мэнсфилд познакомилась с редактором нового авангардистского журнала «Ритм» Джоном Мидлтоном Марри (John Middleton Murry). Он согласился напечатать её рассказ «Женщина в магазине» (The Woman at the Store) - историю убийства и помешательства. Писательницу вдохновил фовизм (литературу этого направления называли «дикой»), а также Антон Чехов. Тем не менее, значительного и долгосрочного влияния на свой стиль Мэнсфилд никогда не испытывала.

В апреле 1912 года Марри переезжает жить к Мэнсфилд. Она становится со-редактором журнала «Ритм».

В октябре 1912 года издатель «Ритма», Стивен Свифт (Stephen Swift) бежал в Европу, оставив Марри ответственным за накопленные долги. Мэнсфилд предложила в качестве залога пособие, которое получала от отца.
В 1913 издание было преобразовано в «Blue Review», но появились только три его выпуска.

В этом же 1913 году Мэнсфилд и Марри переехали в деревню в Бакингемшире, пытаясь улучшить состояние здоровья Кэтрин (среди прочего она страдала от еще недиагностированной гонореи).
[Моэм: Кэтрин хотелось городской жизни, Марри тяготился городом. У нее болели суставы пальцев, она не могла писать. Не хватало денег.]

Позже в этом году она переехали в Париж, в надежде, что смена обстановки облегчит для обоих процесс писания. Однако Мэнсфилд в этот период написала лишь один рассказ (Нечто ребяческое, но очень естественное/Something Childish But Very Natural).
Марри вызвали в Лондон, объявив банкротом.

В 1913 году пара подружилась с Дэвидом Гербертом Лоуренсом и его женой, Фридой фон Рихтофен (Frieda von Richthofen), и поддерживали с ними тесные отношения вплоть до разлада, случившегося в 1916.

В начале 1914 завязалась непродолжительная связь Мэнсфилд с французским писателем Франсисом Карко (Francis Carco); визит к нему в Париж в феврале 1915 года нашел отражение в одном из её рассказов, «Нескромная поездка» (An Indiscreet Journey).

[Моэм: Карко был призван на военную службу и находился в лагере в местечке Грэ. Женщинам в эту зону допуска не было, Кэтрин с большим трудом удалось туда проникнуть. Карко встретил ее на железнодорожной станции и привез в деревенский домик, где он квартировал. Она прожила у него три дня, а затем, разочарованная, вернулась в Париж. В чем там было дело, можно только догадываться.]

В дневнике в новогодние дни 1915 Мэнсфилд писала: "В этом году у меня два желания - писать и зарабатывать деньги".
Также в эти дни она пишет: "Почему у меня нет настоящего дома - настоящей жизни... Я уже не девочка - я женщина. Мне нужны вещи. Будут ли они у меня когда-нибудь? Писать всё утро, потом быстро пообедать - и снова писать, до самого вечера..." и еще: "Я сейчас настоящая затворница. Ничего не делаю, только пишу и читаю, читаю и пишу..."

[Моэм: Едва обоснуются в каком-то месте, как Кэтрин оно уже опротивело, и приходится перебираться снова. За два года тринадцать переездов.]

Жизнь и работа Мэнсфилд навсегда изменились со смертью брата, Лесли Бичема, погибшего в октябре 1915 года во Франции, на фронтах Первой мировой войны. Кэтрин была потрясена этой гибелью, она искала утешение в ностальгических воспоминаниях о детстве в Новой Зеландии, она всё чаще пишет о родине.
Из стихотворения КМ, описывающего её сон вскоре после смерти брата:

У памятного потока брат мой стоит,
Ждет меня, ягоды держит в руках...
«Вот – тело моё. Сестра, бери и ешь».

На протяжении 1916 года Мэнсфилд расширила круг своих литературных знакомств. Она посещала уик-энды у леди Оттолин Морелл в Гарстингтоне. Встречалась с Дорой Кэррингтон, Т. С. Элиотом, Литтоном Стрейчи и другими представителями группы Блумсбери.
В ноябре завязалась дружба Мэнсфилд с Бертраном Расселом, а в январе 1917 – с Виржинией Вулф, с которой Кэтрин познакомил Литтон Стейчи.

Виржиния Вулф сначала сочла Мэнсфилд «неприятным, но сильным и беспринципным характером», но потом признавала в ней «самую лучшую из писателей-женщин – кроме, конечно, одной, прекрасной, но очень скромной».
Виржиния Вулф о знакомстве с КМ: «Я немного шокирована её, на первый взгляд, заурядностью. Однако когда это впечатление слабеет, она столь умна и непостижима, что вознаграждает дружбу».

В начале 1917 года Мэнсфилд и Mарри временно расстались, хотя он продолжал навещать её в новой квартире. Ида Бейкер, которую Мэнсфилд нежно и снисходительно называла своей «женой», вскоре поселилась вместе с ней.

После 1916 года Мэнсфилд вступила в свой самый плодотворный творческий период, начавшийся с нескольких рассказов, включая «День мистера Реджинальда Пикока» (Mr Reginald Peacock's Day) [где вывела образ первого мужа, Джорджа Баудена - прим. перев.] и A Dill Pickle, опубликованные в журнале "Нью эйдж".

В апреле 1917 года Виржиния Вулф и её муж Леонард, недавно основавший издательство Hogarth Press, обратились к ней с просьбой о рассказе, и Мэнсфилд предложила им «Прелюдию», которую начала писать еще в 1915 – тогда под названием «Алоэ» (The Aloe). Рассказ сосредоточен на жизни новозеландской семьи, с минимальным внешним сюжетом. Хотя после издания в 1918 он не достиг широкой аудитории и был едва отмечен критикой, позднее «Прелюдия» стал одним из самых известных рассказов Мэнсфилд.

Летом 1917 Мэнсфилд живет у Виржинии Вулф в Ашеме. Подозревая Оттолин Морелл в связи с Джоном Марри, Кэтрин разрывает отношения с ней.

В декабре 1917 года Мэнсфилд заболела, и вскоре ей был поставлен диагноз - туберкулез. Отказавшись от санатория, поскольку это отлучило бы её от писания, она воспользовалась единственной возможностью – на период английской зимы выехала за границу.

[Моэм: ...отрывок из автобиографии Марри.
“Я поблагодарил его (доктора), распрощался с ним и поднялся к Кэтрин.
— Он говорит, что я должна поехать в санаторий, — были ее слова. — Но санаторий меня убьет. — Она бросила на меня быстрый испуганный взгляд. — Ты тоже хочешь, чтобы я уехала?
— Нет, — безнадежно ответил я. — Это ни к чему.
— Значит, ты веришь, что санаторий меня убьет?
— Верю.
— И веришь, что я поправлюсь?
— Да, — ответил я”.]

Писательница поехала во Францию, в Бэндол, остановившись в полупустой нетопленой гостинице, где развилась её депрессия. В феврале 1918 туда приезжает Ида Бейкер, чтобы ухаживать за подругой.

Кэтрин продолжает писать рассказы, включая «Je ne parle pas français», одну из самых мрачных своих работ (считается, что вдохновением послужили «Записки из подполья» Достоевского; рассказ очень личный, в негативном свете изобразивший Марри).

В 1918 был опубликован и «Блаженство» (Bliss), - рассказ, название которого позднее станет заглавным во втором сборнике рассказов Мэнсфилд, вышедшем в 1920 году.

Здоровье Мэнсфилд продолжало ухудшаться, в марте 1918 случилось первое кровоизлияние в лёгкие.

29 апреля 1918 года наконец было завершено дело о разводе Мэнсфилд и Баудена, и 3 мая она вышла замуж за Джона Марри.

8 августа 1918 в Новой Зеландии умирает мать Мэнсфилд, Энни Бичем.

В октябре Мэнсфилд получает медицинские подтверждения серьезности своего состояния здоровья.

В начале 1919 года Марри стал редактором престижного еженедельника “Атенеум” (Athenaeum). Для этого издания Мэнсфилд написала более 100 обзоров; они были опубликованы посмертно в сборнике «Романы и романисты» (Novels and Novelists), подготовленным Джоном Марри.

В апреле 1919 КМ вернулась в Англию – это был её последний визит сюда. Она отмечает: «Я пишу... Если бы только успеть написать все рассказы, – только бы хватило времени!»

Летом 1919 Кэтрин много времени проводит с Виржинией Вулф.
Вулф – в адрес КМ: «На мой взгляд, ты столь пряма и непосредственна, - чистая, как стекло – изысканная, одухотворенная...» После смерти КМ Вулф пишет о ней в дневнике как о «единственной писательнице, которой я завидовала».

Приезжает отец, Гарольд Бичем, - Кэтрин видится с ним впервые после 1912 года. Однако отношения его с Марри не складываются.

В сентябре 1919 года Мэнсфилд отправляется на виллу в Сан-Ремо, Италия.

Марри часто навещает жену. В декабре происходит перелом в отношениях супругов и окончательное примирение.

Кэтрин пишет «Историю женатого человека» [?] (The Man Without a Temperament), рассказ о больной жене и её страдающем муже. Биограф Джоанна Вудс отметила, что эта работа стала поворотным моментом для Мэнсфилд, достигшей мастерства создавать «новую объективность, придающую рассказу глобальный размах».

В январе 1920 Марри возвращается из Италии в Лондон. Кэтрин подруги перевозят в Ментон, Франция. С сентября 1920 года она живет на Villa Isola Bella вместе с Идой Бейкер.

После публикации в 1920 году рассказа «Мисс Брилл» (Miss Brill), - это горьковато-сладкая история болезненной женщины, которая в Париже ведет эфемерную жизнь, состоящую из наблюдений и простых радостей, - упрочилась репутация Мэнсфилд как одной из выдающихся писателей модернизма. Титульный рассказ сборника, «Блаженство» (Bliss), который повествует о похожей героине, столкнувшейся с неверностью мужа, также заслужила похвальные отзывы критики. Затем последовал столь же успешный сборник рассказов, «Прогулка в саду» (The Garden Party), опубликованный в 1922.

В декабре 1920 года Джон Марри отказывается от должности редактора “Атенеума” и переезжает в Ментон к жене.

Мэнсфилд настойчиво консультируется с разными специалистами в поиске лечения туберкулеза.
В марте 1921 она пишет отцу: "...с годами я всё чаще возвращаюсь мыслями в Новую Зеландию. Юная страна - истинное наследство, хотя требуется время, чтобы об этом вспомнить. Однако Новая Зеландия у меня в крови".

[Моэм: Кэтрин Мэнсфилд не нравилось в Новой Зеландии, пока она жила там; но позже, когда Англия не дала ей того, что она искала, когда она была уже больна, мысли ее часто возвращались к стране ее юности. Иногда она жалела о том, что уехала. Теперь, задним числом, ей казалось, что на родине она жила полной, разнообразной, упоительной жизнью. И хотелось писать об этом.]

В мае 1921 она переезжает из Ментона в Швейцарию. Рядом с ней – верная Ида Бейкер и кузина, Элизабет фон Арним.

В 1921 году Мэнсфилд пишет большинство самых значительных своих работ, хотя здоровье продолжает ухудшаться.

Последние годы

В феврале 1922 года она едет в Париж на консультацию к русскому врачу Ивану Манухину. Его «революционное» лечение, состоявшее в бомбардировке её селезенки рентгеновскими лучами, привело к возникновению приступов жара и онемению ног.

Именно здесь, в Париже Мэнсфилд пишет свои последние рассказы - "Муха" (The Fly) и "Канарейка" (The Canary).

Она знала, что её работы наконец заслужили широкое признание, но всё равно чувствовала, что «жизнь даётся лишь раз, и я её растратила впустую». Она мечтает поехать в Новую Зеландию, и пишет последний свой рассказ, «Канарейка». В 1922 КМ записывает: «Я не могу работать... моя душа почти мертва».

В июне Мэнсфилд и Джон Марри возвращаются в Швейцарию. Ида неизменно сопровождает и заботится о подруге.

В августе 1922 года слабеющая писательница приводит в порядок свои бумаги и дела, оформляет завещание.

The Dictionary of National Biography сообщает, что в этот период писательница стала ощущать, что её отношение к жизни было неоправданно бунтарским, и в последние недели жизни находилась в поиске путей к возрождению и успокоению своей духовной жизни.

2 октября 1922 года Мэнсфилд и Ида едут в Париж, а оттуда - в «Институт гармоничного развития человека» Джорджа Гурджиева (Georges Gurdjieff's Institute for the Harmonious Development of Man), расположенный в Фонтенбло.

Там ею опекалась "Ольгиванна" (Ольга Ивановна) Лазович Хинценберг (Olgivanna Lazovitch Hinzenburg) (позже госпожа Франк Ллойд Райт).
Она писала о появлении КМ в институте: «Она стояла на пороге столовой и осматривала всё пронзительными, яркими темными глазами. Их словно сжигало желание и жажда впечатлений. Она хотела сесть обедать вместе со всеми, но кто-то пригласил её в другую комнату... Я сказала Гуржиеву, как она мне понравилась и какое у неё славное лицо... Когда я вышла из её комнаты, то на несколько секунд прислонилась к стене... Почему она должна умереть... А моём разуме встало четкое понимание – я осознала, что ей нужно».

Ида находит работу и селится на ферме по соседству.

КМ решила, что не будет писать три месяца. «Я истощила свои запасы. Жизнь не приносила никаких изменений. Я хочу писать, но по-другому – гораздо более ровно».

9 января 1923 года Мэнсфилд зовет Марри навестить её. В тот же вечер произошло смертельное легочное кровоизлияние. Есть сведения, что Кэтрин, желая продемонстрировать мужу своё хорошее самочувствие, пробежала лестничный пролёт - напряжение оказалось чрезмерным...
Последними словами писательницы были: "Я люблю дождь. Хочу почувствовать его на моём лице".

12 января 1923 года – похороны писательницы на кладбище района Фонтенбло в Эйвоне.

[о последнем периоде жизни Мэнсфилд - отрывок из книги Питера Вашингтона «Бабуин мадам Блаватской»]

Эпитафией на могиле Мэнсфилд стала цитата из «Короля Генриха IV» Шекспира, которую она сделала эпиграфом в своём сборнике «Блаженство» и другие рассказы»:

«...но я могу вас уверить, милорд дурак,
что среди этой крапивы, которую называют опасностью,
мы сорвем цветок, называемый безопасностью».


Заключительный период жизни Кэтрин Мэнсфилд был чрезвычайно плодотворным. Большая часть её прозы и стихотворений не были опубликованы при жизни. Марри взял на себя труд редактирования и издания её работ. Его усилиями были составлены и опубликованы два сборника рассказов – «Гнездо голубки» (The Dove's Nest) в 1923 году и «Нечто детское» (Something Childish) в 1924, а также стихотворения «Алоэ» (The Aloe), сборник критических работ (Романы и Романисты / Novels and Novelists) и множество изданий ранее не публиковавшихся писем и дневников Мэнсфилд.

Наследие

Кэтрин Мэнсфилд по праву считается одной из лучших авторов коротких рассказов своего времени. Множество её работ, включая «Мисс Брилл», «Прелюдия», «Прогулка в саду», «Кукольный домик» и более поздние работы, например, «Муха», часто публикуются в антологиях коротких рассказов.

Мэнсфилд опередила своё время, отдав дань уважения русскому драматургу и писателю Антону Чехову. Некоторые его темы и приёмы она использовала в своём творчестве.

В честь Мэнсфилд названо множество школ. В школе Карори в Веллингтоне установлен каменный памятник с мемориальной доской, как дань памяти и уважения творчеству писательницы.

Улица во французском Ментоне, где жила и писала Мэнсфилд, названа в её честь, и ежегодно присуждаемая стипендия дает право новозеландскому писателю поработать в бывшем доме Мэнсфилд, Villa Isola Bella. Проводимый в Новой Зеландии знаменитый конкурс на лучший рассказ также носит имя Кэтрин Мэнсфилд.

источники: 1, 2, 3, 4

биография Мэнсфилд в изложении Сомерсета Моэма

Перевод – Е. Кузьмина © При использовании моих переводов обязательна ссылка на сайт http://elenakuzmina.blogspot.com/

No comments:

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...