Saturday, May 10, 2008

Сью Коу: вопросы и ответы / Sue Coe: questions and answers (2007)

Интервью взяла Бриттани Мьюки (Brittany Mucy)
Источник

Привет, Сью. Вот какие вопросы я хотела задать.
В настоящее время я пытаюсь определиться, хочу ли я работать именно иллюстратором, или же просто художником. Конечно, можно заниматься и тем и другим, но не уверена, действительно ли я хочу, чтобы мои работы печатали.
А что двигало Вами в качестве иллюстратора? Вашей целью было заслужить признание?


(Сью Коу "Она не догонит")

Сью Коу: К иллюстрированию подтолкнула меня необходимость заработать на жизнь. Мне не хотелось идти в официантки. Чтобы приобрести навыки рисования и стать классным художником, необходимо на этом сосредоточиться. Если приобретешь основу – появится гораздо большая свобода выбора.

Когда на старших курсах колледжа у Вас спрашивали, чем Вы намерены заниматься дальше, что Вы отвечали? Отличались ли Ваши планы – если отличалось вообще – от того, что Вы делали и делаете?

Сью Коу: Никто меня не спрашивал, но если бы спросили, я бы ответил: хочу, чтобы жизнь была полна приключений и испытаний; хочу стать как можно более опытным художником - и творить, чтобы моё искусство, в свою очередь, бросало вызов людям. В колледже меня считали бунтаркой, неприкасаемой, всегда на грани исключения (этому было некоторое оправдание).

На Ваш взгляд колледж действительно подготовил Вас к миру искусства/ иллюстрации? Как Вы собирались достичь поставленных перед собой целей?

Сью Коу: Да и НЕТ. Все наши преподаватели были профессиональными художниками. Я презирала их с ненавистью, которая не поддается описанию... за то, что они были абсолютными посредственностями, представителями правого крыла, торговавшими своими работами; и конечно, себя я считала единственным гением... В то время иллюстрации делались в основном для миленьких детских книг, в качестве миленького художественного оформления. Но позже я поняла, что преподаватели старались навязать нам, непослушным детишкам, свой взгляд и стандарты. Было много разногласий и споров, но именно так и можно пробить свой путь.

Упор делался на технические навыки, и это было очень хорошо. Я рассуждала так: чтобы найти работу, мне нужно предложить нечто посильнее, нечто отличающееся от нормы. В то время обучать студенток-девушек считалось тратой времени, потому что «они просто повыйдут замуж», а из учебников известна лишь Одна Женщина в Истории Искусства.
Все преподаватели были мужчинами, и конечно все они были женаты - однако парадоксальность и ирония ситуации от них ускользала.

Вы задаете вопросы, исходя из свободы выбора, существующей в наши дни (чему я Очень Рада). Но в 1960-1970-х в Европе шансы, что женщина сможет зарабатывать на жизнь либо прикладным искусством (реклама, упаковка, дизайн), либо выставляясь в галереях, были равны нулю. Однако ситуация изменилась. Университеты /художественные школы раньше были доступны только детям из семей выше среднего класса, - до того, как они начнут работу в семейном бизнесе.

Был кто-то, кто в Ваши молодые годы подталкивал Вас к тому, чего Вы хотели в жизни?

Сью Коу: Нет, решала я и больше никто.

Мои картины называют «жуткими». Происходит так много печального, на что я обращаю внимание. Один из моих профессоров сказал мне: «Никогда не позволяй никому говорить, что твои картины слишком мрачные и никогда не позволяй влиять на свой стиль работы». Недавно другая преподавательница сказала мне, что я, как молодой иллюстратор, не вправе рисовать всё, что захочется. Она сказала, что люди вроде вас могут рисовать, что хотят, потому что они известны и признанны. Я осознаю её правоту, но тогда меня её слова разозлили.
Пытался ли кто-нибудь заставить Вас изменить Ваши картины, не делать их столь мощными, впечатляющими, «чрезмерными»? Если да, что Вы делали? Что заставляло Вас продолжать работать по-своему?


Сью Коу: Оба ваши профессора были правы, и оба совета ведут к тому, чтобы стать сильным, значительным художником. Чем больше остаешься самим собой, - тем больше уверенности и уникальности в твоём видении мира. Но чем чаще сталкиваешься с реальностью, с необходимостью публиковаться, - тем лучше узнаёшь разные пути и лазейки: как лучше сказать то, что хочешь, всякие хитрые способы обходить преграды. И тем более сильным художником станешь. Художники, в одиночестве живущие на чердаках и пособии, редко создают что-то великое. Художники, рисующие ради одобрительных отзывов и денег, никогда не будут великими. Но художники, которым хорошо знакомы экономические трудности, которые живут внутри культуры нынешнего момента и способны совмещать зарабатывание на жизнь, выполнение заказов и создание произведений, - которые, как им известно, представляют собой нечто особенное, - это, как правило, очень мощные, влиятельные и значительные художники.

Так происходит в мире настоящего искусства. Опытному профессионалу, художественному руководителю, необходимо именно ваше видение, всё то, что есть в вашем портфолио. В то же время от вас ждут соответствия требованиям издателя и статьи. Конечно, редакторы и худруки хотели, чтобы я изменила стиль работ. Иногда их комментарии обоснованны, иногда чрезмерны. Задача художника – выслушать и выбрать из этих комментариев то, что действительно важно, а остальное - отмести.

(Сью Коу, "Изнасилование"; внизу подпись "У бильярдного стола 4 мужчин насилуют одну женщину; еще 20 мужчин вокруг смотрят")

От многих иллюстраторов я слышала о некоем моменте озарения, когда они создали нечто, изменившее их дальнейший метод в искусстве. Вы помните свой момент озарения?

Сью Коу: Да, помню, это была большая картина, изображавшая сцену изнасилования. Я отошла от неё, посмотрела и объявила (в никуда, поскольку никто меня не слышал), что ей место в Музее Современного Искусства. Так и вышло. Я знала это.
Мне повезло, в моей жизни было несколько таких моментов. После каждой тысячи картин и рисунков появляется один, с которого начинается новая глава; это как качественный скачок к следующему этапу.


Какое из собственных произведений особенно значимо для Вас и почему?

Сью Коу: Хороший вопрос. Вы задаёте очень хорошие вопросы... Есть несколько работ, но обычно в момент озарения щелчка не происходит, знаете...
Есть рисунок – вид из-за стада коз, и овечка (с номером-биркой на ухе), которую тащат на бойню. В тот момент я была настолько слитой, единой с этими животными, так растворилась в происходящем, что почти утратила себя как человека. И всё равно, словно автоматически, продолжала рисовать.
Этот рисунок никогда не будет продан. Он напоминает мне, зачем и почему я делаю свою работу.

Почему Вы не слишком активно используете цвет в своих картинах?

Сью Коу: Как раз начала использовать цвет; рисую маслом, спрятав карандаши и бумагу. Черно-белые рисунки возникли в основном в период моей работы в газетах. В те давние времена цветной печати в газетах не было. Я обучилась яркому графическому стилю, который выгодно выглядел в напечатанном виде. Тогда подобным образом работало большинство художников. Воспроизведение изображения было 60dpi!
(Сью Коу, "Улица войны")

Еще мне очень нравилось сильное, веское, убедительное содержание гравюр, графики. Мне казалось, в них чувствовалась более тесная связь с политической проблематикой, потому что они были ежедневными ответами на социальную обстановку; Посада (Posada), Джордж Крукшенк (George Cruikshank) и другие.

Потом, когда я попала в галереи, изменился размер картин: для журналов это обычно одна треть, но галерея или музей – иное пространство, другой вид. Мои работы стали крупнее, но я была недовольна. Большие рисунки всегда выглядели плоскими, и то, что было чётким и впечатляющим на странице, в большом формате просто растворялось. Я могу говорить об этом часами, но не буду вас утомлять. Всегда есть что сказать о неприкосновенности, чистоте материала; по своей природе рисунки глубоко личные. Однако я продолжала работать с картинами большого размера, никогда не будучи удовлетворена собственными навыками как художника. И сейчас, в 2008 году, я только собираюсь продолжать попытки рисовать.

У Вас есть альбом с набросками? Если да, что там можно увидеть?

Сью Коу: Как и все художники, я мечтаю о каком-то одном альбоме, со страницами одного размера; потом о другом, такого же размера, и чтобы все они были выстроены в рядок на полке, отсортированные по годам и темам... Это ген каталогизации. У меня есть 6-7 альбомов, там всё вразброс, «ни в склад, ни в лад». Если я решаю сделать Один Альбом, - это никогда не получается. На первых шести страницах действительно отличные рисунки, чтобы некто где-то там в будущем посмотрел и рассудил: «даже в своих набросках она была великой» (это моя фантазия)... А потом всё скатывается к плохим рисункам. Вы бы увидели зарисовки природы, путешествий во время отпусков, задумки, идеи картин, бакалейные заметки, телефонные сообщения – всё в таком духе.

Оглядываясь на свою жизнь и карьеру, как бы Вы её оценили (по шкале от 1 до 10, где 1 – самая низкая оценка) и почему?

Сью Коу: Ха! Забавный вопрос... Я отвергаю понятие «карьера», поскольку это звучит как нечто разработанное, запланированное, нечто вне тебя самого.
Если спросить профессиональных иллюстраторов, сделала ли я карьеру, - сомневаюсь, чтобы они ответили утвердительно. Если спросить владельцев галерей, торгующих произведениями искусства, сделала ли я карьеру, - вряд ли они сказали бы да.
Мне всегда казалось, что жизнь и работа сливаются в одно целое. Ганди сказал: "Стань тем изменением, которое хочешь увидеть". Я попыталась это сделать. Я живу в небольшом домике на солнечных батареях, в лесу; я строгая вегетарианка (веган).
Но это ничего не значит, если тебе кажется, будто ты знаешь все ответы, если пытаешься контролировать и манипулировать другими, никого уже не слушая.
Так что всё дело в балансе и гармонии, которых, по сути, никогда не достигнуть.

Жизнь всеведуща. Чистота, целостность - не вещи, чтобы их иметь и отнести в банк... это – состояние, которое необходимо вырабатывать каждый день, в каждом решении, большом и малом. Искусство - светлячок, скользящий в небе, порхающий и исчезающий из виду; и каждый человек преследует этот мерцающий свет, памятуя при этом, что смирение и потери – тоже часть игры.
(три собаки в домике Сью Коу; 2008 год; фото из личной коллекции переводчика и автора блога)

Мои собаки – важные судьи по шкале от 1 до 10, поскольку я заставляю их быть вегетарианцами, тогда как они только и мечтают вонзить клыки в разлагающуюся плоть мертвых созданий... Но! Им позволяется спать на кровати и не купаться. Так что они дают мне 6 баллов.

Если люди из будущего обратятся к Вам, что Вы им скажете?

Сью Коу: Люди будущего обратятся ко мне, вспомнят!!!... это пугает, я же еще не умерла!!!.. Надеюсь, что к тому времени права животных и вопросы социальной справедливости станут общедоступными и понятными, и люди оглянутся на мою работу и скажут, что «это было в те мрачные века, когда люди убивали и ели животных!!!»

Чему самому важному Вы научились в жизни, как художник и как человек?

Сью Коу: Когда едете по скоростному шоссе и видите черепаху с треснувшим панцирем, сбитую машиной, - вы проезжаете мимо, говоря себе: «Не о чем беспокоиться! Что я могу сделать? Какой смысл? Черепаху наверняка уже сбили еще раз...» и т.д., и т.д. Разверните машину, вернитесь - всегда берите с собой перчатки и держите наготове клейкую ленту. Подберите напуганную больную черепаху – очень осторожно (или собаку/ кошку / человека, - того, с кем вы здесь столкнулись). Сделайте всё возможное. Может, вы не сможете помочь, но вы сами удивитесь – сколько можно сделать, если просто попытаться, сколь многому учишься, даже терпя неудачу.

Последний вопрос... Часто задаваемый. Есть у Вас какие-нибудь мудрые напутственные слова для молодых художников вроде меня?

(картина Сью Коу "Щенок")

Сью Коу: Что ж... Это возвращает меня к вашему первому вопросу... который был не самым важным, даже если так кажется из-за того, что вы учитесь в колледже и поглощены проблемой выбора.

Самый важный вопрос - содержание вашей работы. Что вы можете изобразить в искусстве, из того, что еще не было отражено, показано? Что важно сказать в наше время? Какова ваша миссия? В чем ваша страсть? Сосредоточьтесь на том, чтобы по-настоящему хорошо рисовать. Это – основа, будь то компьютерная анимация или живопись; если не умеешь рисовать – не можешь думать. Нет умного художника – нет умного искусства... а я знаю, что вы умны, это видно по вашим вопросам. Что станет уникальным видением, которое даст направление вашей работе?

Сможете это понять, - и будет неважно, посвятите ли вы себя иллюстрированию или серьезной живописи, книгам или печатным изданиям. Не бывает гениев-художников, которые прячутся где-то там. Если хорошо делаешь своё дело, - это обязательно проявится, так или иначе.

Перевод – Е. Кузьмина © При использовании моих переводов обязательна ссылка на сайт http://elenakuzmina.blogspot.com/

No comments:

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...