Thursday, April 17, 2008

Карин Бойе: жизнь и творчество (часть 4) / Karin Boye: Life and Works

Окончание; см. часть 1, часть 2, часть 3

1939 – лето 1941

Приблизительно в этот период поэтесса снова начала регулярно переписываться с Анитой Натхорст, с которой была знакома уже почти 20 лет. Анита болела раком кожи, пожиравшим её тело. Карин, всё еще влюбленная в Аниту, отправилась в Алингсос (Alingsås), расположенный недалеко от Гётеборга, чтобы быть рядом и ухаживать за возлюбленной. Оттуда Карин писала Марго Ханэль, заверяя её в своей неизменной преданности. Поэтесса буквально разрывалась между любовями, - что не осталось незамеченным её матерью. Мать была бы рада, если бы отношения Карин с Марго закончились, но её беспокоило психическое состояние дочери. Положение усугублялось тем, что Анита была помощницей психоаналитика Айвана Братта (Iwan Bratt), который жил в Алингсосе и чей дом она часто посещала. Карин познакомилась со многими его эмоционально нестабильными пациентами. Сам Братт был фигурой довольно спорной, а его подход к психоанализу - грубым и упрощенным.

Тем не менее, все это время Карин Бойе продолжает писать - с невероятной самоотдачей и почти сверхъестественной энергией. Она создала не только большое количество стихотворений – был завершен её шедевр, роман «Каллокаин», который открывается эпиграфом из «Бесплодной земли» Т.С. Элиота:

Отчаянье жить мгновеньем
Стоящее столетий благоразумья
Сим и лишь сим мы и жили...

”Каллокаин”, странный, кошмарный роман камер, лестниц и коридоров, можно интерпретировать по-разному. Его можно рассматривать как политическую сатиру в духе романов «Мы» Замятина или «Дивный новый мир» Олдоса Хаксли: события происходят во Всемирном государстве будущего, которое напоминает как нацистский Третий рейх, так и сталинский Советский Союз. Главная роль отводится так называемой «сыворотке правды» («каллокаину»), изобретенной Лео Каллом, рабочим химического завода. Он хочет свергнуть правительство и прекратить ложь, которой оно опутало человечество. С другой стороны, роман можно считать размышлением о внутреннем мире, вере и духовности, «раскрытием». Книга насыщенна чрезвычайно мощными отрывками, способными вызвать воспоминания. Впечатление усиливалось зловещей реальностью Швеции военного времени, с военными на улицах, с разговорами шепотом, в страхе быть услышанными.

Опубликованный осенью 1940 года роман «Каллокаин» был встречен восторженными отзывами. Артур Лундквист (Artur Lundkvist) назвал роман «книгой международного масштаба»; другой критик – «тщательно продуманным, до конца прочувствованным, можно даже сказать, выстраданным произведением искусства». Сама Карин Бойе писала Ингеборге Хольст (Ingeborg Holst) 23 января 1941 года:

Ты спрашивала меня, как он (роман) был принят. Он получил превосходные отзывы; вышло даже второе издание книги... Множество людей, друзей и незнакомых, написали мне с благодарностью...

Как пишет в биографии Маргит Абениус, и роман «Каллокаин», и поэмы «Семь смертных грехов» стали плодами внутреннего освобождения, пережитого Карин Бойе, когда она осознала, что «наши сокровеннейшие и самые сложные проблемы – это всегда проблемы жизненной философии и веры».
«В основе её взгляда на мир возник человек, мужчина – образ, который всегда смутно присутствовал, - образ в стиле последователя Спинозы; человек, воплощающий многообразие бесчисленных сил, стремящихся к «единству».
В «Многообразии человека» пророчица говорит словно из мрачного Средневековья:

Мы рождены от матерей земли и рая
и сил, которым несть числа,

ночная власть и власть дневная,

имен никто нам не давал.


Пусть ни один из множества

не обретет над нами власть,

Будь даже райского происхождения она,
великолепного сияния полна.


В нас - множественность.

Она ищет единства.
...

Последний год жизни Карин Бойе был полон трагических контрастов, парадоксов и глубочайших озарений. Осознавая всю силу своей любви к Аните Натхорст, она понимала, что её любовь останется безответной. В письме другу Карин писала:

Ты вдруг постигаешь чувства, которые хранились в твоей душе в течение 20 лет, а виновница их умирает от рака, и настолько основательно отравлена радием, что в ней не осталось ни искры сексуальности. Мы сошлись во мнении, что жизнь мрачна - безнадежно, непоправимо; она макабрична до самой сути, до основания.

на фото: памятник "Cидящая Карин Бойе" (Karin Boye sitting) открыт 13 сентября 1980 года в Хюддинге (Huddinge)
- фото отсюда

В этом году Крин Бойе посетила Данию, оккупированную тогда немцами. Понимая важность для пропаганды присутствия представителей культуры, немецкие власти в Копенгагене организовали визит в страну делегации немецких писателей и поэтов с вечерами чтения ими своих произведений. Не пришел никто. Тогда датские власти пригласили группу шведских поэтов и писателей, среди которых была и Карин Бойе, принять участие в «Неделе Швеции» в датской столице. Карин Бойе была представлена датской королевской семье, а местная пресса с энтузиазмом писала о романе «Каллокаин». Этот визит был, пожалуй, ближе всего к политической акции, а также упрочил славу поэта и ее международную репутацию. Карин Бойе называют шведским поэтом всех времен, в одном ряду с Виктором Ридбергом (Viktor Rydberg), Густавом Фрёдингом (Gustaf Fröding) и Вильгельмом Экелундом (Vilhelm Ekelund). Бойе оказала плодотворное влияние на развитие шведского модернизма, особенно это касается поколения поэтов 1940-х годов, включая Гуннара Экелёфа (Gunnar Ekelöf), Харри Мартинсона (Harry Martinson), Эрика Линдегрена (Erik Lindegren) и Артура Лундквиста (Artur Lundkvist).

Внутренние конфликты, раздиравшие Карин Бойе и отразившиеся в мучительных любовных связях, одержали верх над художником в ней. Не уверенная в чувствах Аниты, чей переезд из Алингсаса в Мальмё, возможно, был спровоцирован не только медицинскими причинами, и испытывающая двойственные чувства к Марго Ханэль, которая до сих пор полностью зависела от неё эмоционально, Карин Бойе поддалась отчаянию.

на фото: Камень, отмечающий место, где 25 апреля 1941 года было найдено тело Карин Бойе.
«Она сидела в рощице, облокотившись спиной на большой камень, лицом к открывавшемуся виду на долину и город. Очень красивое место. Одна девочка принесла букетик синих анемонов, которые попросила оставить там».

23 апреля 1941 года она покинула дом в Алингсосе и ушла, взяв с собой лишь пузырек со снотворным. Поиски, проведенные полицией в близлежащем районе, были безрезультатными. Её нашли в лесу, случайно: несколько дней спустя тело обнаружил прохожий. Она приняла таблетки, заснула и умерла от переохлаждения.
Месяц спустя безутешная Марго Ханель отравилась газом.
Анита Натхорст умерла от рака в августе.

источник: Karin Boye - A Biographical Profile by David McDuff

Перевод – Е. Кузьмина ©  http://elenakuzmina.blogspot.com/

Фотографии - с сайта The Karin Boye Society

No comments:

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...