Friday, November 10, 2006

Смешанные чувства Милана Кундеры (1992)/Milan Kundera's Mixed Feelings

Бартон Боллаг, Специально для Нью-Йорк Таймс, Прага, 17 декабря 1992
BURTON BOLLAG, Special to The New York Times PRAGUE, December 17, 1992

Три года спустя после падения коммунизма и снятия запрета с его книг в Чехословакии, Милан Кундера до сих пор не получил разрешения на публикацию произведений, написанных им после 1968 года, в его родной Чехословакии.

Многие чехословацкие писатели, которые знакомы с Кундерой, утверждают, что он не оправился от боли, возникшей из-за подчас враждебного отношения к его «контрабандным» работам, "ходившим" среди чехословацких интеллектуалов во время коммунистического периода.

Господин Кундера, которому сейчас 63, спасался от преследования и покинул свою страну в 1975 году, направившись во Францию вместе со своей женой, Верой (она работала диктором телевидения, но была уволена). Супруги обосновались в Париже, где Кундера пишет и преподает сегодня.

Кундера неоднократно отклонял приглашения посетить пост-коммунистическую Чехословакию с официальным визитом. Также он оставил без внимания призывы со стороны ведущих чехословацких писателей, включая и бывших своих наисуровейших критиков, к встрече - с тем, чтобы уладить давние разногласия.

«Я не думаю, что у него есть хоть какая-то причина для обид; это лишь доказывает, насколько он чувствителен,» - говорит Людвик Вацулик (Ludvik Vaculik), выдающийся чехословацкий писатель и бывший диссидент, организовавший одну из подпольных издательских сетей во время коммунистической оккупации. «Было бы очень хорошо, если бы он приехал сюда ненадолго, встретился с друзьями, выступил бы перед публикой. Никто не проявит враждебности».

Но в настоящее время подобный шаг слишком решителен, чтобы господин Кундера его предпринял. Знаменитость-затворник в стране, приютившей его, он стал гражданином Франции. За четыре года до падения коммунизма господин Кундера говорил интервьюеру: «Франция – моя единственная родина теперь».
Кундера отказался от интервью для этой статьи.

Поворачиваясь спиной
Его последний роман, «Бессмертие» ("Immortality") впервые не имеет отношения к стране, где он родился. Во многих смыслах, Кундера повернулся спиной к Чехословакии. Но он не перестал оглядываться через плечо.

Недавно он направил по факсу поздравления в Моравский областной театр (the Regional Theater of Moravia) в своем родном Брно, в связи с открытием сезона его пьесой, «Жак и его господин» ("Jacques and His Master"). Кундера также пообещал «вскоре» дать согласие на публикацию «Бессмертия» в Чехословакии.

В конце октября господин Кундера, бывший президент Чехословакии Вацлав Гавел (Vaclav Havel) и три других чехословацких автора ужинали в маленьком ресторанчике на Левом берегу в Париже. В коммунистический период господин Гавел критиковал то, что, как он считал, было цинизмом Кундеры в отношении усилий диссидентов. Но во время ужина, а также во время дискуссии, затянувшейся до позднего вечера в квартире четы Кундера на Монпарнасе, стало ясно, что старые идеологические разногласия давно преданы забвению. Когда поздже его спросили о Кундере, Гавел сказал: «Я считаю его невероятно информированным о том, что происходит здесь. У меня нет впечатления, будто он старается жить в изоляции от собственной страны – разве что от средств массовой информации».

Критика в адрес Кундеры началась вскоре после того, как коммунисты отстранили его от преподавания, запретили публиковаться и в конце концов вынудили его покинуть страну. Было много причин для враждебного отношения. Но в то время, как другие писатели в Чехословакии преследовались полицией и были вынуждены мыть окна или топить печи, Кундера стал одним из самых известных литературных личностей Запада.

Поэзия о Сталине
Некоторые критики особенно решительно подчеркивают, что в своих редких интервью Кундера извиняется за то, что в юности он был коммунистом. Он даже написал стихотворение, прославляющее Сталина – до того, как стать критиком коммунистических репрессий и ведущей фигурой литературного мира, участвовавшим в реформах, приведших к недолговечной Пражской Весне 1968 года.

Возможно, наиболее неоспоримая критика исходит от Гавела. Он объяснял свои разногласия с Кундерой в книге «Тревожа мир» ("Disturbing the Peace"), написанной в 1986 году. Господин Гавел был тогда драматургом-диссидентом, проведшим долгое время в тюрьме. В этой книге он комментирует сцену из романа Кундеры «Невыносимая лёгкость бытия» ("The Unbearable Lightness of Being") (1984). Сын Томаша просит отца подписать петицию, призывающую освободить политических заключенных. После колебаний, Томаш отказывается, понимая, что это ни к чему хорошему не приведет, а авторы воззвания руководствуются прежде всего желанием удовлетворить свои эго.
Господин Гавел написал, что на самом деле подобные усилия, даже если они и не имели незамедлительных последствий, были невероятно важны. Он добавляет: «Это обозначило начало процесса, в котором гражданская твёрдость людей снова начала крепнуть».

Со времени падения коммунизма в ноябре 1989 года, семья Кундера совершили только два частных и краткосрочных визита в Чехословакию, в Брно. Инкогнито господин Кундера посетил также Прагу. В Брно супруги встретились с друзьями, остановившись в уютном сером доме, где жили когда-то. Когда его спросили о планах издаваться в Чехословакии, Кундера предоставил письменный ответ, подтверждающий его намерение позволить Атлантису (Atlantis), небольшому чехословацкому издательскому дому, постепенно опубликовать все его романы.

Надежда на 1998
Кундера объяснил, что хотел, чтобы новые чехословацкие издания были «критичными и полными» версиями его книг. Осталось пять романов. «Если всё будет идти, как я хочу, самое позднее в 1998 году все мои романы будут опубликованы в моей родной стране».
Jitka Uhdeova, директор Атлантиса (Atlantis), сказала с плохо скрытым разочарованием: «Он один из известнейших авторов мирового класса, но здесь его не знают. Проблема между Кундерой и здешними писателями – проблема разрыва, отделения в течение почти 20 лет. Никто не хотел этого, но сейчас трудно снова объединиться. Это настоящая проблема Восточной Европы. Она проявляется в судьбе такого великого человека как Милан Кундера, но также и в каждой здешней семье».

Перевод – Е. Кузьмина © При использовании моих переводов обязательна ссылка на сайт http://elenakuzmina.blogspot.com/

No comments:

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...