Thursday, October 19, 2006

Олдос Хаксли о самотрансцеденции (продолжение 2)

Оригинал

Наркотики, примитивная сексуальность и опьянение толпы – вот три наиболее известные пути к самотрансцеденции.
Есть много других - не таких проторенных, как эти великие нисходящие шоссе, но с не меньшей уверенностью ведущие к тем же инфра-персональным целям.

Рассмотрим, например, ритмическое движение. В примитивных религиях длительное ритмическое движение очень часто применяется с целью достижения состояния погружения в инфра-персональный и недо-человеческий экстаз. Та же техника для достижения той же цели использовалась многими цивилизованными людьми – например, греками, индусами, многими орденами дервишей в исламском мире, такими христианскими сектами, как шейкеры (the Shakers) и святые роллеры (the Holy Rollers). Во всех этих случаях длительные повторяющиеся движения – форма ритуала, специально практикуемого ради нисходящей самотрансцеденции, являющейся желанным результатом. Истории известно также множество спорадических всплесков невольного и бесконтрольного раскачивания, шатания и вращения головой. Эти эпидемии, которые в одном районе называются тарантизмом (Tarantism), в другом - пляской святого Витта (St. Vitus's dance), повсеместно случались в трудные времена – после войн, эпидемий и голода, а особенно часто – во времена эпидемий малярии. Непредумышленная цель мужчин и женщин, которые поддаются этим коллективным маниям, та же, которую преследуют в сектах, где используют танец в качестве религиозного ритуала – а именно, чтобы сбежать от замкнутости в самости (selfhood) в состояние, где нет обязанностей и ответственности, нет прошлого, страдающего от чувства вины или тревожащего будущего, а есть только настоящее, благословенное сознание бытия кем-то другим.

Ритмический звук, приводящий к состоянию экстаза, тесным образом связан с ритмическим движением. Музыка так же многогранна, как и человеческая природа. Она всегда имеет что сказать мужчинам и женщинам, на каждом уровне их существования, от чего-то сентиментального по сути, до абстрактно интеллектуального, от чисто интуитивного до духовного. В одной из своих бесчисленных форм музыка – мощный наркотик, частично стимулирующий, частично опьяняющий, а в целом вызывающий изменения сознания. Ни один цивилизованный человек не может долго слушать африканские барабаны, или индийские песнопения, или уэльские гимны, сохранив невредимым его критичную и самосознающую личность. Было бы интересно взять группу видных философов из лучших университетов, замкнуть их в жаркой комнате с марокканскими дервишами или гаитянскими шаманами, и отмечать, с помощью часов с секундомером, силу их психологического сопротивления влияниям ритмического звука. Смогли бы логические позитивисты продержаться дольше, чем субъективные идеалисты; оказались бы марксисты покрепче, чем томисты (the Thomists) или приверженцы Вед? Какое восхитительное, какое плодородное поле для экспериментов! Тем временем, все, что мы можем уверенно предсказать – это то, что будучи длительное время подвержены звуку там-тамов и песнопений, каждый из этих философов начал бы пританцовывать и завывать вместе с дикарями.
Методы ритмического звука и ритмического движения супер-активно, так сказать, влияют на методы опьянения толпы. Но есть еще «частные дороги», пути, которыми могут пойти одинокие путники, которые не любят толпы, или не имеют сильной веры в принципы, институты и личностей, во имя которых эти толпы собирают.

Одна из этих личных дорог – мантры, путь, который Христос называл «пустым повторением» ("vain repetition.") Будучи использованным в публичных целях, «пустое повторение» всегда сочетается с ритмическим звуком. Поют литании – или хотя бы исполняют их речитативом. Это как музыка, производящая квази-гипнотический эффект.
«Пустое повторение», практикуемое лично, действует на разум не потому, что связано с ритмическим звуком (ведь повторение работает даже тогда, когда слова произносят мысленно), но благодаря концентрации внимания и памяти. Непрерывное повторение одного и того же слова или фразы часто приводит к состоянию легкого или даже глубокого транса. Будучи вызванным, этот транс может нравиться или сам по себе, как прекрасное ощущение инфра-личностной (infra-personal) инаковости, или быть намеренно используемым для развития личных способностей самовнушения и подготовки пути к наивысшему достижению восходящей самотрансцеденции.

О второй возможности больше будет сказано позднее. А пока – наши размышления о «пустом повторении» как нисходящем пути к инфра-личностному отчуждению.


Стоит рассмотреть чисто психологический метод бегства от замкнутой самости (selfhood). Путь телесного наказания, епитимьи. Разрушительная жестокость, будучи финальным симптомом опьянения толпой, необязательно направлена вовне. История религии изобилует мрачными рассказами о стадном самобичевании, саморазрезании, самооскоплениях и даже самоубийствах. Эти действия – последствия безумия толпы, и выполняются они в состоянии безумия.

Совсем другое дело телесное наказание, производимое лично, приватно и с холодной головой. Здесь само-мучение инициировано личной волей; а его результат (в некоторых случаях, по крайней мере) – временная трансформация замкнутой личности во что-то еще. По сути, это «что-то еще» - сознание столь интенсивное, что становится нечувствительным к физической боли. Человек, подвергающий себя само-мучениям, идентифицирует себя со своей болью, и, становясь чистым осознанием своего страдающего тела, освобождается от чувства прошлой вины и сегодняшней фрустрации, всепоглощающей тревоги о будущем, которая составляет такую большую часть невротичного эго. Здесь – бегство от самости, нисходящее движение в состояние чистой психологической пытки. Но само-мучитель необязательно остается в этой области под-личностного сознания. Как человек, использующий «пустое повторение» для выхода «за рамки себя», он может использовать своё временное отчуждение от самости как мост, так сказать, ведущий выше, в жизнь духа.
Это поднимает важный и сложный вопрос. До какой степени и при каких обстоятельствах возможно использование человеком низводящего пути к духовной самотрансцеденции. С первого взгляда на проблему может показаться очевидным, что путь вниз не может быть и никогда не будет путем наверх. Но в сфере экзистенциальных вопросов всё не так просто, как в нашем красивом аккуратном мире слов.

По сути, в жизни движение по нисходящей может быть началом восхождения. Когда скорлупа эго лопнула и появилось осознание инаковой внутренней личности – подсознательной и психологической - иногда происходит то, что нам удается поймать проблеск, мимолетный, но пророческий, другой Инаковости, которая есть Основа всего сущего. Пока мы замкнуты в своих обособленных самостях, мы не осознаем того множества не-нас (not-selves), с которым мы связаны – органическая не-самость, подсознательная не-самость, коллективная не-самость психологической среды, в которой существует всё наше мышление и чувствование, а также имманентная и трансцедентная не-самость Духа. Любой побег от обособленной самости, даже по нисходящему пути, делает возможным хотя бы моментальное осознание не-самости на каждом из уровней, включая высочайший.
Вильям Джеймс (William James) в своих «Многообразиях религиозного опыта» («Varieties of Religious Experience»), приводит примеры «обезболивающих откровений» ("anaesthetic revelations,"), которые следуют за вдыханием веселящего газа. Подобные откровения (theophanies) иногда переживают алкоголики. Возможно, в процессе опьянения почти всеми наркотиками существуют короткие моменты, когда превосходящее сознание не-самости побеждает разрушающееся эго. Однако эти случайные вспышки откровения стоят непомерно дорого. Для наркомана момент духовного осознания (если вообще имеет место) сменяется под-человеческим (subhuman) ступором, безумием или галлюцинацией, за которым следует гнетущее похмелье и, в будущем, постоянное и фатальное ухудшение телесного здоровья и умственных способностей. Лишь иногда и случайно отдельные «обезболивающие откровения» могут сработать, стимулируя их испытавшего к попыткам само-трансформации и восходящей само-трансцеденции. Но тот факт, что подобное иногда происходит, ни в коей мере не оправдывает использование химических методов само-трансцеденции. Это – нисходящий путь, и те, кто его выбрал, придут к состоянию деградации, когда периоды экстаза сменяют периоды сознания самости такой жалкой и несчастной, что любое бегство, даже медленное самоубийство путем приема наркотиков, будет казаться предпочтительнее, чем пребывание внутри своей личности.

(окончание следует)
Перевод – Е. Кузьмина (с) При использовании моих переводов обязательна ссылка на сайт http://elenakuzmina.blogspot.com/

2 comments:

kofesmolokom said...

Ритмические движения есть в иудаизме (раскачивание при молитве), насколько помню, христиане тоже поклоны бьют, да и в исламе не отстают. Эти религии трудно назвать примитивными, не шаманы с бубнами все-таки. На мой взгляд, любая религия стремиться ввести верующих в эксиаз. С ними так проще. Ну да вы сами знаете.

Lena said...

Хаксли просто не сделал акцента на религиях - писал немного о другом, как мне кажется. А по сути - думаю, Вы правы: верующие (все, конфессия не важна) затем и участвуют в богослужении, чтобы слиться в экстазе с остальными. А церковь им эту возможность предоставляет.

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...